11 ноября — 5 лет со дня кончины одной из старейших насельниц Рождество-Богородицкого монастыря Брестской крепости схимонахини Гавриилы (Кульчинской)

11 ноября 2022

7-x.jpg

11 ноября 2022 года исполняется 5 лет со дня блаженной кончины схимонахини Гавриилы (Кульчинской), одной из старейших насельниц Рождество-Богородицкого женского монастыря, что на Госпитальном острове Брестской крепости (Брестская епархия).

Схимонахиня Гавриила (в миру – Кульчинская Анна Григорьевна) родилась 1 февраля 1930 года в деревне Дивин Кобринского района Брестской области в многодетной крестьянской семье. Рано лишившись отца, убитого на глазах детей бандитами, Анна с детства много трудилась, работала в людях. Отправляя ее на работу, мать наставляла: «Никогда не ври и не воруй». Это материнское благословение Анна помнила всю жизнь и неуклонно следовала ему, всегда отличаясь честностью и благородством. В 1937 году она поступила в школу, но смогла закончить только 4 класса.

В 1953 году Анна уехала по вербовке в Волгоград, где через несколько лет вышла замуж. В Волгограде она прожила до 1970 года, затем, обменяв квартиру, вернулась в Беларусь, в город Брест. Работала штукатуром-маляром в строительных организациях. В 1988 году овдовела. Живя и трудясь в миру, Анна не забывала о Боге, ходила молиться в храм.

Память о матушке Гаврииле жива в сердцах сестер обители и прихожан. Некоторые из них поделились своими воспоминаниями о ней.

1.jpgСлева – Анна Кульчинская (будущая схимонахиня Гавриила), справа – Надежда Васюнина (будущая схимонахиня Селафиила).

Схимонахиня Селафиила (Васюнина): «Мы с Анной ходили в Симеоновский собор. Знали друг друга в лицо, но не общались. Подружились мы после следующего случая. Я хотела пожертвовать в собор полотенца. А Анна подошла ко мне и говорит, что скоро откроется Никольский храм, лучше отдать их туда. Потом мы вместе пошли на открытие храма. Служил иеромонах Нифонт (Солодуха), впоследствии митрополит Волынский и Луцкий. И стали мы ходить туда трудиться. Сначала выносили мусор, кирпичи, убирали после ремонтных работ.

С год, наверное, так ходили, а потом нас оформили официально на работу. Но мы не хотели брать денег. Как это – из храма брать? Ходили каждый день – с 7 утра до 7 вечера. Никаких выходных не было, да мы их и не хотели. Помню, как-то был такой гололед, что транспорт не ходил. А мы обвязали обувь платками, чтоб не скользить, и пошли пешком. Приходим в храм – а там один батюшка, никого больше нет!

Анна была штукатуром, поэтому она руководила работами, когда мы делали внешнюю и внутреннюю отделку храма. Она была очень хорошим организатором, знала свое дело, умела поговорить с людьми.

Помню, красили мы синий купол, приклеивали к нему звезды. Ходили по краю без подстраховки, не привязываясь. Люди, когда нас увидели, чуть сознание не потеряли! А мы как-то и не боялись. Хотя Анна однажды сорвалась, уже падала, но – Бог миловал – зацепилась и не упала. Когда ремонт был закончен, мы в основном занимались уборкой храма. Анна была очень аккуратной, работала всегда от души. Замечаний ей никогда не было. Все делала, как положено.

Вместе мы посещали дом престарелых в Домачево, возили туда жертву: одежду, продукты. Ездили примерно раз в две недели. На плечах рюкзаки, в руках – коляски с сумками. Так и ездили своим ходом. Нас благословил заниматься этим настоятель Никольского храма покойный о. Михаил Сацюк. Жертвовали свои деньги, что-то батюшка давал, прихожане собирали. Всем тогда в доме престарелых кресты одели, иконки подарили. На праздники – Рождество и Пасху – приезжали с батюшкой, привозили хор, подарки. Люди очень радовались.

Отец Михаил давал нам и адреса одиноких людей, за которыми некому было смотреть, и мы с Анной посещали их. Мы ходили всегда вдвоем, потому что тяжело одному: помыть, переодеть лежачего человека. Кого-то даже хоронили, совсем одиноких людей.

Так вот мы протрудились в Никольском храме лет десять. Потом уехали в Хойники, в монастырь».

Староста Никольского храма г. Бреста Иван Лукич Шуйский: «М. Гавриила и м. Селафиила (тогда они были Анна и Надежда) пришли, когда открыли Никольский храм. Они были трудолюбивые, самоотверженные. Никогда не говорили: не могу, не хочу, нет времени. Сейчас всем тяжко, никто ничего не может понести. А они все делали – внешнюю штукатурку, уборку храма, церковного домика, туалетов. На них же была церковная стирка. Они были неоценимые люди. Сейчас все плачут. Меня смех берет! Раньше мы все делали своими руками, никого не нанимали. Побелку, штукатурку. Вы даже не представляете, как тогда люди трудились и справлялись по молитвам Николая Чудотворца. Теперь десятой доли того нет. На них же были цветники, клумбы…

Матушка Гавриила пришла со стройки. Она 22 года проработала бригадиром. Это было важно, потому что мы своими силами штукатурили храм. М.Гавриила была безотказной труженицей, отдавала свои силы, труд, горение на восстановление Никольского храма. Так же и м.Селафиила. Они были разные. М.Гавриила всегда была спокойная, сдержанная, а м.Селафиила – быстрая. М.Гавриила любила мир, была миротворцем. Она всегда тушила вспышки, устраняла разногласия между работниками. Просила, уговаривала. Когда она только пришла в Никольский, то была еще неопытна в духовной брани, многого не понимала. У них были терки, недопонимание с другими работниками. М.Гавриила приходила ко мне и говорила: «Ванька, я 22 года проработала бригадиром, все меня уважали, ни от кого не слышала грубого слова, а здесь – смешали с грязью». А я говорю: «Девчата, вы пришли из ада в рай. Вы жили мирской жизнью, вы врагу не были нужны, потому что выполняли его волю, а сейчас пришли ко спасению. А он вас не отпускает. Со всех сторон напасти. Но надо устоять, выдержать. И тогда вы спасетесь, очиститесь, одержите победу». И она с Божьей помощью устояла, справилась со всеми испытаниями, приобрела духовный опыт.

Они же состояли в сестричестве, досматривали больных, хоронили одиноких. Ездили в Домачево, в дом престарелых. М.Гавриилу там очень любили, встречали как мать, целовали, называли мамочкой. Такая у нее была теплота, смирение, любовь.

К нам приезжал о. Владимир Козак из Хойников. Он их заметил, предложил ехать в монастырь. У меня просил их отпустить. Я сказал: «Если у них есть желание в монастырь, я не возражаю». В Хойниках они очень трудились, рубили дрова, всю тяжелую работу выполняли. М. Гаврииле хотели там одеть крест, сделать настоятельницей. Помню, она приехала и говорит: «Ванька, я ж того не заслуживаю». Она была очень смиренная. Ее украшали теплота, доброта, труд».

Работница Никольского храма города Бреста Татиана П.: «Когда открылся Никольский храм, я начала приходить туда потрудиться. Нужно было чистить стены перед побелкой. Я тогда была в положении, и поэтому многие ругали меня, отправляли домой. И я обижалась. А м. Гавриила заступалась, говорила: «Ничего, ничего, пусть потрудится». А меня утешала, подбадривала, чтоб я не унывала. М. Гавриила была очень добрая. Во время службы она стояла за подсвечником. И вокруг нее всегда были дети. Они чувствовали ее доброту. Но одновременно она была строгой. Если видела, что дети начинают шуметь, делала замечание, могла погрозить пальцем, но – всегда с улыбкой. В ней сочетались строгость и любовь. М.Гавриила стояла возле подсвечника, рядом с которым находится большая икона Благовещения. Она стояла как раз напротив Архангела Гавриила. Кто бы мог тогда подумать, что в схиме она будет носить его имя».


Иноческий постриг

2s.jpgМонахиня Гавриила (Кульчинская).

16 июня 2003 года в Покровском женском монастыре города Хойники (Туровская епархия) Анна приняла монашеский постриг с именем Гавриила в честь святого мученика младенца Гавриила Белостокского. Постриг совершил иеромонах Антоний (Пилецкий) по благословению епископа Туровского и Мозырского Петра (Карпасюка; †2020 г.). В 2004 году монахиня Гавриила перевелась в Брестский Рождество-Богородицкий монастырь.

Монахиня Пелагия (Будько): «Я помню, как м.Гавриила появилась у нас. По монастырю прошел слух, что матушка (игумения Александра, настоятельница Брестского монастыря – прим. МХ) берет двух пожилых монахинь из другого монастыря. Мы подумали: старенькие, что они будут делать? Но на деле они оказались очень трудолюбивыми и выносливыми. М.Гавриила соглашалась выполнять любые, самые грязные послушания, от которых другие отказывались. Она помогала на кухне, чистила овощи, трудилась в погребе, убирала на улице туалеты, ухаживала за курами. Мы жили с ней в одной келье. Помню, набегается она за день, придет в келью, упадет на кровать, а через пять минут уже подрывается:

– Надо идти курочкам лебеды нарвать…

М. Гавриила была очень жалостливая к животным, птицам. Как-то зарезали курицу. Она потрошит ее и вздыхает:

– Какая худенькая, недоедала, бедняжка…

Она была очень трудолюбивой. Старой закалки. Сейчас таких нет.

В келье м. Гавриила боялась потревожить сестру, помешать отдыху. Если лежишь, она ходила на цыпочках. Утром, чтобы не мешать, включала лампу и прятала ее под стол. Она никогда не упрекала, что ты лежишь, не встаешь на правило. Она говорила:

– Вы молоденькие, трудитесь, вам надо отдыхать.

3.jpg
На послушании.

Но я думаю, внутренне она переживала, молилась, если видела, что сестра не встала на правило. Со мной был такой случай. М. Гавриила уже жила в скиту, приехала на несколько дней в монастырь и ночевала со мной в келье. Утром позвонили на правило, а я лежу, думаю, сейчас поднимусь. Но такая напала на меня леность, что не встаю. М. Гавриила тихо собралась и ушла в храм. А я задремала, и вдруг сквозь сон вижу ее перед собой в полном схимническом облачении. Она стоит передо мной и делает поклон. Я как вскочила! Моментом испарился сон. Я думаю, она воздохнула о моем нерадении, и Господь послал мне такое видение.

Сама м. Гавриила была очень ревностна к молитве. Помню, как она приехала к нам и первый раз пришла утром на полунощницу. Закончилось правило, и она начала делать земные поклоны. Не знаю, сколько она их делала, но мы стояли и удивлялись: вот тебе и старушка, молодые столько не делают! М. Гавриила и ночью, часа в два, тихонечко вставала и клала поклоны. Я думаю, она их не считала, не думала, сколько нужно сделать поклонов. Просто делала от души, сколько Господь положит на сердце. Она была очень простая, искренняя и в жизни, и в молитве. Помню, принесли ей записку, помолиться за больного ребенка. Она прочитала имя, подошла к иконостасу и говорит:

– Бедный Женечка! Господи, помоги ему!

Так просто и искренне! Не болящий младенец Евгений, а Женечка.

М. Гавриила была малограмотной, поэтому некоторые сестры роптали, что ее хотят постричь в схиму. А другие наоборот защищали, говорили, что и апостолы были неграмотны, а просветили всю землю. Сама м.Гавриила считала себя недостойной схимы. И это было не смиренничание, она действительно так думала. Как сейчас помню, незадолго до ее пострига приехал духовник о. Серафим (Петручик). М.Гавриила его увидела, подбегает к нему и говорит:

– Батюшка, я ведь недостойна схимы…

А он ответил:

– Мать, Бог благословил, не отказывайся!

После пострига в схиму м.Гавриила ничего не ела все дни, которые провела в храме. И ей это было не тяжело. Т.е. не то чтобы она поставила цель не есть и терпит. Нет, просто у нее, наверное, было такое состояние, что все материальное отошло на второй план. Мы тогда удивлялись, как она выдерживает.

А матушка сказала:

– Она в схиме. Господь дает ей силы.

М. Гаврииле была свойственна глубокая житейская мудрость и одновременно младенческое незлобие. Мудрое дитя. Из-за своей простоты и незлобивости она не могла понять каких-то наших дрязг. Помню, матушка благословила меня рассказывать м. Гаврииле о своих искушениях, как старице. Я ей и рассказала о какой-то стычке на кухне. М. Гавриила так распереживалась, что пару дней ходила сама не своя. Я сказала об этом матушке, и матушка ответила:

– Свята, да неискусна.

М. Гавриила очень трепетно относилась к людям. И это чувствовалось. Люди тянулись к ней».


Схима

4-.jpgСхимонахиня Гавриила (Кульчинская).

5 апреля 2005 года епископ Брестский и Кобринский Иоанн (ныне – архиепископ) постриг монахиню Гавриилу в великую схиму с оставлением прежнего имени. Ее небесным покровителем в схиме стал святой Архангел Гавриил. Спустя два года, 30 сентября 2007 г., схимонахиня Гавриила была переведена в Никольский скит села Вежное. К этому времени ей исполнилось уже 77 лет, и телесные силы стали ослабевать. Поэтому основным послушанием в скиту у м. Гавриилы было чтение псалтири, помянников, молитва о людях. И она ревностно посвятила себя молитвенному служению.

Монахиня Мария (Крук): «Когда меня благословили переезжать на скит, я была очень расстроена. Ехать мне не хотелось, в голове была куча помыслов, сомнений. Перед самым отъездом я подошла к матушке Гаврииле, сказала ей о своей скорби. Она утешила меня, в знак внимания подарила свою фотографию, сказала: «Я буду за тебя всегда молиться. Чуть что, звони». И я ей частенько звонила, делилась своими проблемами. Она меня всегда утешала.

В 2007 году матушка Гавриила по благословению переехала на скит. Мы жили в келье втроем: матушка Гавриила, матушка Рафаила и я. Матушка Гавриила каждую ночь вставала в 2 часа, молилась, делала поклоны.

Несмотря на возраст, она на послушаниях всегда была первая, старалась помочь сестрам. Очень любила матушка Гавриила ходить за грибами. И вообще любила природу, все живое. Одним из ее любимых занятий было кормить птиц.

6.jpg
Из леса с полными корзинами грибов. Слева – игумения Александра (Жарин).

Если я собиралась куда-то ехать или мне предстояло какое-то серьезное дело, а на скиту не было матушки игумении, я всегда подходила к матушке Гаврииле взять благословение, попросить молитв. Ее молитва очень чувствовалась. Если у моих родных были какие-то проблемы, я тоже просила матушку помолиться, и все устраивалось. Многие паломники приезжали поговорить с ней. Обычно она выходила с пострижным крестом, благословляла их, выслушивала проблему и уходила молиться. Она много не говорила, больше помогала молитвой. Многие люди, получив помощь по молитвам матушки, были ей благодарны. Вообще люди к ней тянулись. Увидев ее, старались взять благословение. Матушка Гавриила много молилась по четкам. На послушании она мало разговаривала. На первом месте у нее всегда была молитва. Она имела большое прилежание к службе, к правилу. В храм приходила первая. Позже, когда матушку уже возили на коляске, она одевалась заранее, ждала сестру, которая ее повезет. Одно время возить матушку в храм было моим послушанием. Как-то я прихожу к ней и говорю:

– Матушка, вы уже сегодня не идите на службу, отдохните.

А она отвечает:

– Нет, миленькая, что ты! Пока ножки держат, надо ходить».

По воспоминаниям сестер м. Гавриила всегда старалась помочь тем, что было в ее силах.

Монахиня Валентина (Косякова): «Летом много работы. И огород, и закатки, и кухня. Все не успеваешь. Матушка Гавриила, несмотря на свой возраст и немощи, хоть чем-то стремилась помочь. Помню, была я на огороде. Она пришла, говорит:

– Давай помогу тебе прополоть что-нибудь.

Я ей показываю три грядки. Она посмотрела и говорит:

– Здесь я плохо вижу. А вот здесь прополю, здесь вижу. А можно босиком?

– На огороде можно, матушка. А пойдете в корпус, тогда обувайтесь.

– Хорошо, миленькая, хорошо.

Такая она была послушная и простая, как ребенок. А бывало, видит, что я очень занята, подойдет и тихонько спросит:

– А ты когда псалтирь читаешь?

Я отвечу. А она:

– Я почитаю за тебя, почитаю. Только никому не говори».

Желание помочь людям и стремление к молитве м. Гавриила сохранила до конца жизни.

Инокиня Наталия (Федорова): «Через несколько дней после кончины матушки Гавриилы я зашла навестить пожилую и немощную монахиню, м. Афанасию.

– Помоги мне обуться, – попросила та и добавила, – раньше хорошо было, м. Гавриила придет, поможет одеться, обуться…

Так до последних дней жизни, до предсмертной болезни матушка Гавриила старалась послужить людям.

Попасть в храм на службу или на правило также было всегдашним желанием матушки Гавриилы. Бывали периоды, когда она болела, долго не приходила в храм. Казалось – всё, больше она не придет, совсем слабенькая. Но проходило время, и матушка Гавриила опять появлялась в храме – маленькая, согбенная, с палочкой в руках, но по-прежнему ревностная.

В последние месяцы жизни м. Гавриила часто говорила о смерти. В октябре 2017 года преставилась ко Господу р.Б. Анна, которая жила в соседней келье с м.Гавриилой. Когда пришел батюшка покропить гроб святой водой, вышла м. Гавриила. Батюшка, увидев ее, сказал:

– Хоть вы-то, матушка, поживите еще, порадуйте нас.

– Это – как там решат, – ответила она, показывая на небо.

За несколько дней до предсмертной болезни м. Гавриилы я зашла ее проведать, спросила о здоровье.

– Неважное мое здоровье, миленькая. Время подходит. Двух жизней не проживешь, а одну уже прожила. Надо готовиться.

Спустя несколько дней, 1 ноября, в ночь со вторника на среду, с м. Гавриилой случился инсульт. Она лежала парализованная, не могла говорить, принимать воду и пищу. В таком состоянии она прожила еще десять дней. Все это время сестры поочередно дежурили в келье матушки, ночью читали возле нее псалтирь. Первые пять дней м. Гавриила еще приходила в сознание, и батюшка смог ее пособоровать и трижды причастить.

9.jpgМогила схимонахини Гавриилы.

На шестые сутки, в понедельник, м. Гавриила перестала открывать глаза, слабела все больше. В пятницу, во время литургии, давление упало, дыхание становилось все более затрудненным и поверхностным. Матушку накрыли мантией, на грудь положили пострижной крест, зажгли пострижную свечу. Но состояние оставалось стабильным в течение дня. К вечеру стало хуже. Мы молились, чтобы м. Гавриила дожила до полуночи. Тогда погребение можно было бы совершить в понедельник, и на него смогли бы приехать все монастырские сестры. И матушка дожила до утра. В субботу в 7 ч. всех позвали к ней в келью. Наступали последние минуты. Все сестры и батюшка стояли у ее изголовья и молились. Прочитали 17-ю и 18-ю кафизмы. Канон на исход души был трижды прочитан ночью. Дыхание было поверхностным, давление упало, но кончина не наступала. Тогда батюшка начал читать Чин, бываемый на разлучение души и тела, внегда человек долго страждет. Когда он читал молитву после канона и произнес слова «схимонахиня Гавриила», матушка открыла глаза! Это было как чудо! В руку ей дали зажженную пострижную свечу, и через минуту она почила о Господе в присутствии священника и всех сестер скита 11 ноября 2017 года.»

Погребение схимонахини Гавриилы состоялось 13 ноября 2017 года. Отпевание совершил архимандрит Серафим (Петручик) в сослужении монастырского духовенства и других священников, в присутствии многих людей, приехавших проводить в последний путь труженицу и молитвенницу схимонахиню Гавриилу.

8.jpg
В последний путь.



Источник: сайт Брестского монастыря

Возврат к списку

109