Американский монах из русского монастыря о чудесах святого Пантелеимона и жизни обители

02 сентября 2022

Пантел.jpg

Крестовоздвиженский монастырь в американском штате Западная Вирджиния – крупнейшая в Северной Америке русская обитель, где службы ведутся только на английском языке. В нынешнем году ее насельникам впервые с начала пандемии удалось провести престольный праздник в честь святого Пантелеимона. О чудесной помощи небесного покровителя, о буднях и планах, о том, как братии удается сохранить внутренний и внешний мир в нынешнее время, порталу Православие.Ru рассказал благочинный монастыря иеромонах Гавриил (Хутен).


– Отец Гавриил, недавно вам впервые за три года удалось организовать престольный праздник в честь святого Пантелеимона. Расскажите, как все прошло?

– Нам пришлось отменить праздник в 2020 году. Тогда пандемия только начиналась, и правящий епископ сказал: «Давайте подождем, пока все вернется в норму». В прошлом году мы планировали возобновить традицию и впервые с начала пандемии собрать большое количество народу, чтобы вместе помолиться, но буквально за неделю до праздника нас накрыла волна коронавируса: заболели почти все монахи, и нам пришлось все отменить, о чем мы очень сожалели.

1.jpg
Божественная Литургия в день ве­ли­ко­му­че­ника и це­ли­теля Пан­те­ле­и­мона в Крестовоздвиженском монастыре

Слава Богу, в нынешнем году все сложилось и никакие искушения не помешали провести праздник. Эта была огромная радость. Правда, приезд епископа Манхэттенского Николая (Ольховского) оказался на грани срыва: его авиарейс был отменен, но, слава Богу, ему удалось сесть на другой самолет и прилететь к нам, пускай и с опозданием. Он пропустил всенощную накануне праздника, но зато на следующее утро служил Божественную литургию, и это была огромная радость для нас. К нам приехали представители духовенства – как местные, так и издалека, наши друзья, которых мы не видели долгое время. Мы были очень рады, что святой Пантелеимон вновь объединил нас, что мы можем вместе молиться, служить, причащаться. Это огромная радость, и мы благодарны нашему небесному покровителю, что он так все устроил.

– Сколько же народу к вам приехало в этом году?

– Я думаю, в общей сложности было около 100 гостей – духовенства, паломников, посетителей. Конечно, это совсем немного, но для нас это огромное количество, особенно с учетом того, что у нас очень маленькая церковь, которая не может принять столько народу. Нам пришлось поставить палатки на улице и открыть двери, чтобы как можно больше людей могли участвовать в богослужениях.

Накануне праздника мы отслужили всенощную и акафист святому Пантелеимону – это уже наша многолетняя традиция, исполнение которой доставляет нам огромную радость. Это прекрасный акафист, и мы вместе молимся нашему святому.

На следующее утро мы освятили воду, а потом была праздничная литургия архиерейским чином. С нами служил владыка Николай, который произнес очень вдохновляющую проповедь о важности молитв к святому Пантелеимону и о том, что его жизнь является примером для всех нас – как молиться, как жить, полагаясь на Бога.

После литургии мы отслужили специальный молебен и канон святому Пантелеимону, который потом служили еще в течение недели. К нам присоединились очень и очень многие люди, мы читали в записках тысячи и тысячи имен. Для нас это всегда особое благословение – нам дается столько благодати, столько надежды, что святой Пантелеимон здесь, и мы стараемся передать эту надежду другим людям, которые в ней нуждаются.

В этом году празднование совпало с седьмой годовщиной со дня кончины схимонаха Иоанна – одного из наших братьев, и мы отслужили панихиду на его могиле. После этого владыка Николай пообщался с братией и рассказал нам назидательные истории из жизни недавно почившего в Бозе Первоиерарха РПЦЗ митрополита Илариона (Капрала).

2.jpg
Панихида на могиле схимонаха Иоанна

– Вы ощущаете присутствие святого Пантелеимона в повседневной жизни монастыря? Вы чувствуете его помощь в молитвах, в реализации своих планов?

– Всегда, всегда. Конечно, все святые живы и предстательствуют пред Богом о нас, но мы всегда ощущаем, что молитвы святого Пантелеимона особенно актуальны для нас. Он безвозмездный целитель, и наш настоятель отец Серафим всегда напоминает нам, что он – наш врач. Здесь, в Западной Вирджинии, наш монастырь находится далеко от больниц и медицинских кабинетов, и святой Пантелеимон всегда заботится о нас. С какими бы трудностями мы ни сталкивались, будь то болезни или травмы – он всегда быстро приходит на помощь. Это касается всех аспектов нашей жизни – каждое утро по окончании богослужения мы служим молебен святому Пантелеимону и просим его не только помочь тем, кто нуждается, но и не оставлять нас, братию, во всех искушениях и вызовах, с которыми нам приходится сталкиваться в нашей монашеской жизни.

В центре монастыря у нас есть часовня в его честь, и всякий раз, проходя мимо нее, братия осеняет себя крестным знамением. Многие монахи приходят туда помолиться и получить благословение от святого Пантелеимона перед послушаниями. Мы можем сказать, что его присутствие в нашей жизни ощущается очень сильно. Это действительно его монастырь. Мы находимся здесь, чтобы молиться и служить ему, стараться помогать ему в его миссии в мире. Это происходит разными способами – мы молимся ему, мы устраиваем монастырь как место, куда могут прийти другие люди и получить благословение по его молитвам, а также по молитвам ко Господу, Пресвятой Богородице и другим святым. Это наше послушание, и он всегда помогает нам.

– Я знаю, обычно монахи не очень любят рассказывать о чудесах, и это правильно – вера сама по себе является главным чудом. Но все же могли бы вы поделиться историями о чудесах по молитвам святому Пантелеимону?

– Конечно, у нас есть много таких историй, связанных не только с братией, но и с людьми, которые так или иначе имеют отношение к монастырю. Они просят нас молиться святому Пантелеимону, и он заботится о них.

Прежде всего, наш настоятель отец Серафим дважды сталкивался с раком, у него был коронавирус в прошлом году, ему пришлось долгое время провести в больнице, у него была почечная инфекция, септический шок. У него много серьезных заболеваний, но святой Пантелеимон помог ему пройти через эти испытания и исцелиться. Наш настоятель каждый день отдельно молится ему, служит акафист и читает благодарственные молитвы за чудесное исцеление.

Я знаю, что многие братья в большей или меньшей степени также получают исцеление по молитвам ко святому Пантелеимону. У одного из монахов к тому моменту, когда он пришел в монастырь, уже было диагностировано очень серьезное неизлечимое заболевание. Но после молитв святому Пантелеимону это заболевание ушло.

У одного из наших прихожан была обнаружена меланома в очень серьезной стадии. Большинство людей не могут восстановиться от такого заболевания. Но он молился святому Пантелеимону, а потом пошел к врачу, и теперь у него все в порядке и нет никаких проблем.

У нас есть много таких историй, мы слышим их от паломников, от людей, которые просто просят наших молитв – у них обнаружены какие-то опухоли, они готовятся к операции, врачи начинают процедуры, и все попросту уходит. Иногда даже неверующие доктора говорят, что случившееся иначе как чудом не назовешь. Мне бы не хотелось, чтобы это звучало нечувствительно с духовной точки зрения, но мы слышим подобные истории настолько часто, что для нас это неудивительно.

Это вовсе не означает, что такие вещи больше не являются для нас чем-то очень важным, но они случаются настолько часто, что кажутся нам чем-то очень естественным. Слава Богу. И, конечно, это касается не только физических исцелений, которые мы видим в первую очередь, но и духовного уврачевания. У нас есть множество примеров, я бы даже сказал, возрождения людей от духовной смерти, от очень серьезных духовных болезней. Это удивительно, и мы молимся святому Пантелеимону, конечно, и об исцелении душ.

– К сожалению, ваш монастырь, расположенный высоко в горах, чаще всего появляется в новостях в связи с ураганами, штормами и прочими стихийными бедствиями. Как вам удается пройти через все эти трудности и как вам живется сейчас?

– Нам, как монахам, такие вещи необходимы. Мне вспоминается история об одном старце-пустыннике. Не помню деталей, может быть, их монастырь был основан рядом с болотом и у них возникало много проблем из-за комаров. Это своего рода природное искушение. Однажды старца спросили, почему бы не устроить обитель в другом месте, без этих трудностей. И он ответил: если мы пойдем в другое место, там будут другие испытания, потому что они нам необходимы.

Мы понимаем, что таким образом проявляется Любовь Божия, такие вещи нужны нам для духовного роста и развития, для очищения от страстей, чтобы мы, прежде всего, учились полагаться на Благодать Божию, а не на себя. Мы должны принять это с верой и понять, что Любовь Божия может прийти к нам через такие моменты, как и через более радостные и приятные вещи. Нам нужны и утешения, и испытания, и Господь всегда дает нам то, в чем мы нуждаемся именно в данный момент. И Он всегда ведет нас через это.

3.jpg
Крестовоздвиженский монастырь

Помню, когда мне впервые назначили послушание быть казначеем монастыря, я стал разбираться в финансовых делах и подумал: «Ох, нет, как мы вообще выживем в таких ужасных условиях!» Тогда настоятель и монах, который тогда был благочинным, сказали мне: «Не беспокойся, это всегда так бывает, и Господь всегда дает нам то, что нужно. Это то, что укрепит твою веру».

И действительно, Господь дает нам все необходимое и помогает пройти через трудности, будь то природные катаклизмы или финансовые проблемы. Как говорит апостол, опыт, терпение и надежда – это те вещи, которые могут нас научить смотреть на Бога. Мы чувствуем это, мы знаем это.

Слава Богу, в нынешнем году у нас все складывается спокойно и хорошо. В 2021-м были проблемы, особенно в начале года: как я уже говорил, наш настоятель столкнулся с серьезными заболеваниями, и это нас очень беспокоило. Мы просили Бога помочь нам, и он провел настоятеля через все это, и с тех пор дела идут нормально. Слава Богу за все. Нам важно научиться этой благодарности за все, и Бог старается нас ей научить и дать нам такую возможность.

– Вы упомянули пустынных старцев. Ваш монастырь находится в горах, в уединенном районе маленького штата Западная Вирджиния, вдали от крупных городов. Вы ощущаете себя тоже в своего рода пустыне?

– Да. Я думаю, это связано с нашим духовным наследием, которое мы получили от Русской Церкви. Там, конечно, не было пустынь в прямом смысле слова, но были люди, которых называли лесными старцами. Мы тоже находимся в лесу, вдали от больших городов, и нужно по крайней мере полчаса, чтобы доехать от нас до какой-то цивилизации. Но монахи, вне зависимости от того, где они находятся, даже оказавшись по каким-то причинам в крупном городе, испытывают чувство «внутренней пустыни». Ведь монашество – это быть наедине с Богом. И мы стремимся к этому.

Но, с другой стороны, к нам приезжает много паломников. Мы не ощущаем, что они вмешиваются в нашу уединенную жизнь, они не приносят нам с собой мирскую суету. Эти люди посещают монастырь по духовным причинам, и мы чувствуем эту связь с Церковью. Даже находясь вдалеке от всего, мы ощущаем единство с христианской семьей, мы молимся вместе. Так что, да, мы находимся в уединении, но не в одиночестве, и Господь дает нам возможность верить в это.

– Пандемия очень сильно ударила по монастырю, и ваш и без того маленький доход значительно сократился. Как в таких условиях вам удалось не только выжить, но и продолжать развиваться?

– Слава Богу, несмотря на все неопределенности нынешнего времени, наши дела идут не так плохо. Конечно, у нас были определенные опасения, прежде всего в экономическом плане. Но даже несмотря на то, что в какой-то период многие вещи изменились, нам удавалось поддерживать монастырь. Безусловно, сократился доход, который приносили паломники, но мы продаем ладан, свечи и другие вещи, в основном через интернет. Так что в конечном итоге нам даже удалось развиваться во многих отношениях.

Кроме того, мы начали транслировать богослужения через интернет. У нас были раздумья по этому поводу, но церкви тогда были закрыты, и мы стали это делать, чтобы у людей была возможность таким образом участвовать в службах. Конечно, приходские храмы тоже устраивают такие трансляции, но там нет, как правило, ежедневных богослужений, как в монастыре.

Наш настоятель обсудил эту тему с некоторыми монахами и решил, что мы временно будем делать такие трансляции. Я думаю, благодаря этому многие люди познакомились с нашим монастырем: они стали таким образом участвовать в ежедневных службах, и для них это стало утешением в то время, когда храмы были закрыты. Нам удалось познакомиться с людьми, которые о нас не знали, и они начали в какой-то степени понимать нашу жизнь и старались помогать нам.

Конечно, монахам не очень нравится, что во время богослужений в храме включена видеокамера и ведется прямая трансляция (улыбается). Это не то, что нам хотелось бы для самих себя, но это важно людям, чья церковная жизнь в то время была затруднена.

В этом заключалось Божественное Провидение: мы смогли помочь людям, а они, в свою очередь, стали помогать нам со строительством церкви. Как я уже говорил, наша часовня слишком мала даже для относительно небольшого количества народу, тех 100 человек, что приехали к нам на праздник. Она построена в те времена, когда в монастыре было только восемь монахов и, может быть, сколько-то паломников. Так что церковь нам действительно очень нужна, и, слава Богу, нам удалось добиться прогресса в строительстве, особенно за прошедший год.

– Пожалуйста, продолжайте трансляции богослужений. Я смотрю их и чувствую, что это чудо.

– Слава Богу. Конечно, я не могу сказать, что будет дальше, но на данный момент настоятель решил, что мы не будем транслировать воскресные литургии и богослужения по большим праздникам, поскольку нам бы хотелось призвать людей идти в церковь. Но мы продолжим показывать ежедневные богослужения. Ведь сейчас большинство людей живет далеко от монастырей, и они не могут запросто перейти дорогу, чтобы участвовать в службах каждый день.

– Вы уже не раз упоминали о строительстве новой церкви. Как идет этот проект?

– Как я уже сказал, нам очень нужна эта церковь. Наша часовня не только мала, но и нуждается в ремонте. Особенно пол, который просто не в состоянии вынести большое количество людей и церковной мебели. Кроме того, необходимо срочно провести реконструкцию трапезной: мы ее строили много лет назад, и сейчас она просто не приспособлена к нынешним нуждам. В течение многих лет мы не можем принимать новых братьев просто потому, что у нас нет места для жилья. В этой связи мы решили, что настала пора построить постоянную церковь, и это необходимо сделать сейчас, прежде, чем расширять жилую часть монастыря.

Для будущего монастыря эта церковь очень важна. Конечно, она будет духовным сердцем обители, и мы строим ее не только для себя, но и для новых поколений монахов и паломников. Возможно, это самый главный проект за всю историю обители.

Сейчас мы планируем, что здание будет двухэтажным. На основном этаже, конечно, будет располагаться церковь, которая сможет принимать большое количество монахов и паломников во время праздников. А внизу устроим трапезную.

У нас было много проблем со строительством в прошлом году, когда работы только начались, но сейчас нам удалось достичь серьезного прогресса. Особенно это стало заметно после того, как во время Великого поста нас посетила чудотворная икона Божией Матери – все пошло очень хорошо, удалось завершить возведение нижнего уровня, и теперь строители готовятся начать главный этаж.

Конечно, сейчас трудное время для того, чтобы строить, цены на материалы выросли очень сильно, экономическая ситуация неопределенная, но мы верим, что с Божией помощью сможем завершить проект в нужное время. Мы просто просим молиться о нас и о том, чтобы этот проект был завершен – во славу Божию, для монастыря и особенно для Церкви в целом.

– Крестовоздвиженский монастырь – крупнейшая в США русская обитель, где службы ведутся только на английском языке, и основную часть вашей паствы составляют американцы, пришедшие в Православие из других религий. Какие изменения вы наблюдаете в людях, в их вере, в отношениях, привычках, в повседневной жизни?

– Безусловно, каждый человек приходит к Богу по-своему, у каждого своя духовная жизнь, свое проявление веры. Каждый из нас уникален. Но в целом за 12 лет в монастыре я заметил, что православное благочестие и вера становятся для людей чем-то естественным. Когда вы приходите в Православие из другой деноминации, поначалу это может вызвать культурный шок, ощущение того, что тебе здесь ничего не знакомо. Но мне кажется, в последние годы ситуация меняется, и люди чувствуют себя здесь как дома. Конечно, Православие не очень хорошо известно американцам, это не та вера, в которой они выросли. Оно начинает впитываться в сердца людей, становиться духовным домом не только на интеллектуальном уровне, но я бы сказал – становиться духовным ДНК.

– Прошу прощения, что задаю этот вопрос, но в наши дни от него трудно уйти. Вы видите какие-то перемены в отношении обычных американцев к Русской Церкви из-за политических событий сейчас?

– В самом начале нынешней ситуации, в феврале и в марте, мы получили несколько вопросов или писем. Одни был обозлены, другие не понимали, что происходит. Конечно, наш ответ на эти вопросы был очень простым: наша задача, как монахов, молиться. Мы молимся о мире, о восстановлении братской любви и отношений между всеми людьми, особенно между православными. Это та миссия, которую несет Церковь в целом и монашество – в особенности. Мы верим, что все эти проблемы лучше всего решать молитвой и покаянием, и ничто не может изменить этого. Никакие политические ситуации не изменят главную миссию православных монахов – молиться о мире, об укреплении любви, о прощении наших грехов, будь то наши собственные грехи или «вклад» в мировые проблемы. Это тот способ, которым мы можем ответить на происходящее, и я думаю, люди нас поняли.

Да, в начале мы получили несколько гневных писем, в которых нас тем или иным образом обвиняли в происходящем. Но, славу Богу, большинство понимало, что мы стремимся быть людьми молитвы. В особенности это касается тех, с кем у нас был постоянный личный контакт в повседневной жизни. Конечно, мы являемся частью особого русского наследия, но сам по себе факт духовной связи с Россией не означает, что мы занимаем ту или иную политическую позицию. Наша цель – молиться обо всех, кто оказался в беде, а не занимать одну или другую позицию. И большинство людей это поняли.

– Каковы планы монастыря на ближайшее будущее?

– Как я уже говорил, наша главная задача – построить церковь. Но кроме этого мы молимся о нашем епископате. Наш Первоиерарх РПЦЗ митрополит Иларион (Капрал) почил в Бозе, и в сентябре состоится Архиерейский собор, на котором будет определено направление нашей Церкви на последующие годы. И мы молимся об этом. Конечно, во многих смыслах мы здесь, в горах Западной Вирджинии, отделены от «большого мира», но в то же время остаемся частью Церкви. И наша задача – молиться и думать не только о собственных проблемах и трудностях, но и обо всей Церкви, о мире. Есть немало сложностей, с которыми сталкиваются все. Мы знаем об этом и своими малыми силами стараемся молиться о каждом, о мире вокруг, в Церкви, о мирном разрешении политических ситуаций. И молимся о покаянии – это один из самых действенных способов спасти мир. Союз со Христом всегда должен оставаться нашей главной целью. Все остальные задачи, проекты и цели служат этому – нашему единению с Ним.



Источник: Православие.Ru

124