Беседа о современном монашестве на примере жизни Александро-Невского Ново-Тихвинского женского монастыря [+ФОТО И ВИДЕО]

17 августа 2021
Монахиня Евстафия (Морозова)


Многие храмы и монастыри нашего славного Отечества посвящены памяти великого заступника Земли Русской, государственного деятеля – святого благоверного Великого князя Александра Невского. Одним из таких прекрасных мест, где удивительным образом выстроена духовная жизнь, где сочетается молитва и труд, просветительская деятельноть и быт, является основанный в 1809 году и возрождённый в 1994 году после долгого лихолетья Александро-Невский Ново-Тихвинский женский монастырь в Екатеринбурге, о современной жизни и деятельности которого мы побеседовали с монахиней Евстафией (Морозовой) – насельницей обители, ответственным сотрудником церковно-исторического кабинета монастыря, членом епархиальной Комиссии по канонизации святых Екатеринбургской и Верхотурской митрополии.

1.jpgСестры Александро-Невского Ново-Тихвинского женского монастыря

– Матушка, расскажите, пожалуйста, немного об истории монастыря, о его возрождении, о современной церковно-просветительской деятельности. Насколько известно, в вашей обители очень развита научно-богословская деятельность, иконопись, шитьё, византийское пение…

– Наш монастырь был возрождён в 1994 году. В настоящее время в обители подвизается чуть больше 100 сестёр, основная часть которых проживает на историческом подворье, на Елизавете, где осуществляются все основные послушания. На исторической территории монастыря – в Зелёной Роще – в настоящее время расположен военный госпиталь, поэтому здесь, в исторической части обители, живёт около 20 сестёр. Послушаний в монастыре много. Действительно, значительное место занимает иконопись, которая у нас ориентирована на византийские образцы эпохи Палеологов. Также в монастыре действует вышивальная мастерская, где наши сёстры трудятся над изготовлением богослужебных, храмовых, священнических и архиерейских облачений. Также в обители есть переводческий класс, в котором несколько сестёр целенаправленно изучают древнегреческий, новогреческий, церковнославянский и латинский язык, а также иные сопутствующие дисциплины – с целью перевода на русский язык творений святых отцов и учителей Церкви, как древних, так и современных; например, в последние годы сёстрами был выполнен перевод нескольких книг известного греческого старца – архимандрита Емилиана (Вафидиса), который не так давно отошёл ко Господу, но благодаря этому подвижнику в Греции в 1970-80 годы произошло возрождение монашества. Это прекрасные книги: толкования на авву Исаию, различные другие его произведения, проповеди, беседы с сёстрами. Несколько таких переводов мы уже выпустили в печатных изданиях.

– Духовником вашей обители, насколько я знаю, является известный старец – схиархимандрит Авраам (Рейдман).

–Да, несколько наших сестёр занимаются расшифровкой бесед отца Авраама. Я могу сказать о нём несколько слов. Отец Авраам был духовным сыном игумена Андрея (Машкова), бывшего насельника Глинской пустыни, который в своё время был пострижеником преподобного Андроника Глинского, прославленного ныне в лике святых. Именно отец Андрей и передал нашему батюшке, духовнику, традицию умного делания, молитвы, и сейчас батюшка, конечно, старается вводить эту практику и в нашем монастыре. То есть с момента возрождения монастыря главным было даже не столько какое-либо физическое послушание, академическое, сколько возрождение внутренней монашеской жизни, основанной на молитве, на изучении творений святых отцов.

– Удивительно! Вероятно, у вас и строгий богослужебный устав?

– В нашей обители введён полный богослужебный круг, сёстры стараются ходить на службы ежедневно, молиться. Безусловно, послушания, мастерские, научная деятельность имеют большое значение, но всё равно они в какой-то степени вторичны по отношению к самому главному монашескому деланию, направленному на спасение своей души, на очищение сердца от страстей, на молитву Иисусову. Это было всегда во главе угла нашей внутренней жизни.

3.jpg

Восстановленный собор святого Александра Невского

– Расскажите немного о деятельности церковно-исторического кабинета в обители.

– Церковно-исторический кабинет занимает важное место в сфере просветительской деятельности обители. Наш духовник – отец Авраам – с 1995 года является председателем епархиальной Комиссии по канонизации святых, и несколько сестёр нашего монастыря ведут большую работу по сбору сведений о новомучениках, подвижниках благочестия, живших и служивших Господу на территории нашей епархии. Уже около 50 человек прославлено в лике святых. В 2010 году Святейшим Патриархом Кириллом был благословлён праздник Собора Екатеринбургских святых, почитание которых широко распространено на Урале. В монастыре была написана их икона, составлена отдельная служба, изданы их жития. В настоящее время сёстры продолжают собирать сведения о новомучениках, с целью дальнейших публикаций в печатных изданиях. В последние годы мы сосредоточены на поиске сведений о верных царских слугах, пострадавших вместе с семьёй Государя Императора Николая Второго в 1918 году. Это, например, и графиня Гендрикова, и князь Долгоруков, и генерал Татищев, и комнатная девушка Анна Степановна Демидова. В 2016 году на основании поданных нами в Синодальную комиссию по канонизации святых материалов в лике святых был прославлен Евгений Сергеевич Боткин, сохранивший верность Государю до конца. К настоящему времени нами подготовлено и издано полное его жизнеописание, книга, издан сборник его писем.

– Значит, именно в вашем монастыре готовили материалы для канонизации доктора Боткина?

– Да, сёстры монастыря готовили эти материалы. Также целиком были изданы письма Евгения Сергеевича к супруге, к детям, и родственников к нему. То есть это, можно сказать, уникальное издание, потому что мы всё собирали по крупицам, в разных архивах, в Москве, у родственников самого доктора Боткина, которые живут сейчас в Париже. Была проделана большая, но результативная работа.

– Просто поразительно…

– В настоящее время нами готовится полное жизнеописание генерала И.Л. Татищева и графини А.В. Гендриковой. Надеемся, что в будущем они увидят свет.

– Ну, а другие послушания?

– В обители существуют и общие послушания, как, например, просфорня, как везде, также сёстры трудятся в трапезной, то есть каждая сестра, независимо от наличия какого-либо специального послушания в наших мастерских и других кабинетах, несёт так называемые общие послушания – в трапезной, прачечной, на огороде. А у сестёр, которые проживают в Меркушино, в месте жизни и подвигов праведного Симеона Верхотурского, главное делание – это, конечно, приём паломников, богомольцев, можно сказать, со всего света. К нам приезжают со всей России и из-за рубежа, очень много паломнических групп.

25.jpg

– То есть у вас можно видеть сочетание учёного, монашеского делания и исполнение чисто бытовых послушаний. Каждая сестра через это проходит, верно?

– Да.

– Вот именно это удивительно и правильно, наверное. Нет разделения на «чисто рабочих» и «грязно рабочих». Скажем, когда одни ухаживают за животными, обрабатывают огород, обслуживают трапезу, а другие сидят в кабинетах и занимаются академической деятельностью. То есть все те сёстры, которые занимаются академической деятельностью, заботятся и о бытовой жизни монастыря?

– Да, так заведено, что все сёстры, без какого-либо исключения, обязательно несут свою череду в трапезной, кто-то один, кто-то два дня в неделю, кто-то помогает в прачечной, кто-то трудится на огороде. Ещё у нас периодически бывают панкинии (от греч. «все вместе», «сообща»), когда мы несём общие труды, на которые по возможности ходят все сёстры. Это может быть и огород, и заготовки на зиму (варенье, соленья и т.п.). Общие труды очень объединяют сестёр, избавляют от тщеславных помыслов, например, «вот, я переводчик», «а я историк», «я иконописец», «а ты трапезница или прачка». Монастырь – это одна семья, большая духовная семья, где каждый друг другу должен помогать, участвовать в жизни и трудах друг друга. Игуменья – это золотая связь между всеми сёстрами, действительно как духовная мать, наставница. Мы должны стремиться к единству – духовному единству, единству целей, единству желаний, стремлений. Ну, и выразительницей этого является, конечно, игуменья.

4.jpg 6.jpg

– Матушка, скажите, пожалуйста, в вашу обитель приходят девушки, женщины разных возрастов? Есть возрастная разница среди сестёр, и ощущается ли она?

– Все сёстры по возрасту разные. Большинство поступает, конечно, где-то в возрасте 20 лет или между 20 и 30 годами, но также есть и пожилые сёстры, пришедшие к нам в пожилых летах.

– А есть ли различие в образовании? Вы говорите, есть те, кто осваивает греческий язык, церковнославянский, латынь. Эти люди до прихода в обитель имели филологическое образование или, например, образование историка? Или же им предоставляется возможность получить знания здесь, а потом реализовать их на ваших просветительских, академических послушаниях?

– Здесь по-разному. Допустим, в иконописном, в историческом кабинете есть сёстры, которые приходят уже с профильным образованием, и их назначают на эти послушание, а есть те, которые учатся уже в обители. Вот, допустим, в иконописи, как наша игуменья говорит, лучшие наши учителя – это сами древние образцы, т.е. древние фрески, иконы, и с целью ознакомления с этими образами для сестёр организовывалось несколько поездок по храмам Македонии, Сербии, древнего Константинополя, Каппадокии. Они не только смотрели древние росписи, но и пытались их воспроизвести, т.е. такая возможность организаторами предоставлялась. Помимо этого, в обители целенаправленно преподаётся, допустим, цветоведение, такие основные академические дисциплины, как академический рисунок, строение человека и так далее. И, имея способности и благословение, многие наши сёстры всему этому научаются здесь. Поэтому – да, большинство сестёр-иконописцев обучились этому ремеслу именно здесь, в монастыре. Так же можно сказать и про другие наши послушания.

– А как происходит назначение на то или иное послушание?

– Здесь решение принимает игуменья и наш духовник. Они смотрят не только на образование сестры, на её способности, но и, конечно, на будущую духовную пользу. Как я уже ранее говорила, во главу угла ставится всё-таки духовное делание, ведь основная монашеская цель – это спасение души, очищение сердца, молитва. Если кто-то даже очень способен к какому-то послушанию, но оно ему неполезно, то его всё равно, хотя бы на какое-то время, переведут на другое послушание, чтобы он не забывал, что главное – это всё-таки внутреннее делание, а не внешняя деятельность, какой бы полезной и благой она не была.

19.jpg 20.jpg

Фото № 1: Изготовление ладана. Фото № 2: Монастырская выпечка.

– Матушка, скажите, пожалуйста, несколько слов о вашем уставе, о распорядке дня. Во сколько вы, допустим, просыпаетесь, есть ли у вас утреннее богослужение, как часто оно совершается? Продолжительно ли у вас богослужение? Насколько строго соблюдаются посты?

– В 4 часа утра у нас начинается богослужение: Полунощница, утреня, литургия, – и продолжается где-то до семи – до начала восьмого, потом сёстрам даётся время для отдыха, и перед обедом вычитываются часы. Обед в 10:30, после которого все расходятся на послушания, которое длится обычно с 11 до 16 часов дня. Потом совершается вечерня, трапеза и повечерие, и примерно до 19 часов у сестёр есть время на личные дела. В 19 часов бьёт так называемый «колокол молчания», после чего все должны разойтись по келлиям для молитвы, подготовке к богослужению следующего дня и чтения. Что касается постов, то у нас общий устав, как у всех. Понедельник (по монашеской традиции), среда, пятница, ну и, конечно же, посты круглогодичные, когда они положены.

– Я правильно вас понял, что трапеза совершается два раза в день? Значит, в 10:30 обед и в 17 часов ужин?

– Да, всё верно. Но есть ещё небольшой полдник, когда можно чай попить, перекусить что-то в середине дня.

– У некоторых только в 11 часов дня завтрак начинается, а у вас в 10:30 уже обед…

– Одно дело, если человек встаёт, скажем, в 9 утра, у него в 11 завтрак, а другое дело, если он в 2 часа, скажем, встал, помолился, потом служба… Это по типу афонского устава.

– Матушка, говоря снова об академическом характере послушаний, проводятся ли в монастыре какие-то конференции, посвящённые богословским дисциплинам, приглашаете ли вы каких-то учёных, богословов, исследователей?

– Внутри монастыря как таковых конференций и съездов у нас нет. Но сёстрам, которым это нужно, допустим, переводчикам, организуются различные лекции, занятия по древним и новым языкам, церковной истории, богословским дисциплинам. Преподаватели Екатеринбургской семинарии провели у нас несколько лекционных курсов по истории Византии, Русской Церкви, Ветхому и Новому Завету.

– У вас такой монастырь, что сюда можно монашествующих на получение образования посылать…

– Главное в монастыре – это послушание и молитва. Академическая работа всё же стоит на втором плане…

– Матушка, спасибо большое за удивительный рассказ о жизни монастыря, его деятельности!

– Спаси Господи Вас!


Сёстры Ново-Тихвинского монастыря исполняют тропарь Александру Невскому византийским распевом


10.jpg

Внутреннее убранство Александро-Невского собора

11.jpg

Храм иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость»

12.jpg

Фреска «Введение во Храм Пресвятой Богородицы» в Скорбященском храме, написанная сёстрами монастыря

14.jpg

Монастырский садик

15.jpg

Мозаичная мастерская

16.jpg

Иконописная мастерская

17.jpg

Вышивка жемчугом

18.jpg

Монастырское коливо

24.jpg

Послушания на монастырских угодьях


С монахиней Евстафией (Морозовой)
беседовал Артемий Банщиков

Фото: Анатолий Горяинов и сестры Александро-Невского
Ново-Тихвинского женского монастыря



Источник: Православие.Ru


43