Монахиня Амвросия (Гараева): «Важно было познакомить датчан с православием»

21 ноября 2022

1.jpg

Монахиня Амвросия (Гараева) принимала постриг еще на закате Советского Союза, но и подумать не могла, что Господь укажет ей местом для подвига… старинный замок на морском острове в далекой Дании. Сегодня она несет послушание при храме Святых Царственных Страстотерпцев Российских на острове Багё, где сложилась монашеская община, а также приход для русских соотечественников и православных датчан. Сегодня сестра Амвросия рассказывает о жизни в Дании глазами монахини, особенностях монастырской жизни и о главных духовных вызовах современности.


– Матушка, расскажите, как Вы пришли к вере?

– С раннего детства меня занимал вопрос: «Что такое “Я”?». А когда отошла ко Господу бабушка, добавился вопрос: «Куда ушло “Я” бабушки?». Господь привел в Псково-Печерский монастырь (один из двух действующих в то время на территории РСФСР православных обителей), и там ответ открылся.

– Открылся так глубоко, что приняли решение стать монахиней?

– Когда главное было найдено, все остальное стало ненужным. Когда выяснилось, что в СССР есть и женские монастыри, я даже и помыслить не могла, что меня могут туда допустить. Стать монахиней было не моим решением, а совершенно незаслуженной милостию Божией ко мне. Оказавшись в Рижском Свято-Троице-Сергиевом монастыре, я приняла постриг.

– Но тут возникает главный вопрос: как Вы из СССР попали в Данию?

– После празднования 1000-летия Крещения Руси стали восстанавливаться монастыри и храмы и в РСФСР. Как и многих других насельниц Рижского Свято-Троице-Сергиева монастыря, монахиню, ставшую затем игуменией, Никону (Перетягину) и меня в 1990 году благословили ехать в Россию, а именно в Шамордино. В ноябре 2000 года в Отдел внешних церковных связей приехал гражданин Дании Йорген Лорсен Виг с просьбой прислать кого-то в Данию, чтобы устроить в его замке Хесбьерг русский православный монастырь. Как он писал, «только православие способно сохранить христианство как таковое». Для него было важно дать возможность своим соотечественникам познакомиться с православием. Я должна была поехать в Данию, как предполагалось, ненадолго, чтобы подготовить все необходимые документы. Но процесс затянулся, и вот я в Дании уже более 20 лет.

– Неисповедимы пути Господни. Матушка, каким было Ваше первое впечатление о стране? Может, был культурный шок? Расскажите, что Вам и тогда, и сегодня бросается в глаза в части образа жизни, менталитета, каких-то правил и общественных установок, да вообще жизни в Дании.

– Шока не было. Во-первых, потому что первые годы особенно никуда за территорию замка не выходила. И сейчас общаюсь в основном с прихожанами и с местными жителями, в большинстве крестьянского происхождения. И это народ очень добрый, дружелюбный. Вообще в Дании очень много делается для создания и поддержания доброжелательной атмосферы в обществе, воспитывается патриотизм и даже коллективизм. В этом смысле им можно только завидовать и ностальгировать по СССР, где всех нас учили очень многому хорошему и ограждали от той мерзости, которая после перестройки, как из помойной трубы, полилась с Запада на нашу молодежь. С другой стороны, датчанам, конечно, навязывается толерантность к известным меньшинствам, которые очень агрессивно утверждают здесь свои правила. И в этом смысле народ можно только пожалеть, так как для большинства из них эти новые правила противны, неприемлемы, но местные законы не на их стороне. Многие из простых датчан завидуют недавно принятым нашим, российским законам. Внешне страна очень ухоженная, жители любят свою родину и гордятся ей. Тут не так много достопримечательностей, но датчане умеют из ничего делать что-то интересное и привлекательное. Простые люди, особенно в сельской местности, очень добрые и дружелюбные, Им, как и нам, дороги традиционные ценности. Но политики, как и в других странах Запада, не защищают интересов своего народа, навязывают законы, которые в долгосрочной перспективе ведут, по сути, к уничтожению самобытности Дании, сокращению ее коренного населения.

– Вам нравится здесь жить? Не бывает желания попроситься на Родину?

– В том окружении, в котором я непосредственно нахожусь, жить приятно. Но все-таки, хотя я и нахожусь здесь, но живу я не здесь, я живу в России. А здесь я несу послушание и как могу служу Богу и России. По крайней мере, два раза в год месяца по два я и физически нахожусь в России. И надеюсь, настанет время, когда ездить на чужбину не придется вообще.

2.jpg

– Сколько лет насчитывает история православия в Дании?

– Первый православный храм был построен в городе Хорсенс при Екатерине II для высланных ею в Данию родственников царя-младенца Иоанна. Но задолго до этого, в XII веке в Дании была православная королева Дагмар, в честь которой была названа датская принцесса, ставшая супругой царя Александра III, русской императрицей Марией Феодоровной, матерью святого Царя-Страстотерпца Николая.

– Сколько сегодня приходов в епархии? И вообще, как много здесь православных в наши дни и каких юрисдикций?

– Зарегистрировано три прихода РПЦ МП, два прихода РПЦЗ МП, один приход Западно-Европейского экзархата МП, один приход Болгарской Патриархии, несколько сербских и румынских приходов, два украинских прихода (по благословению Блаженнейшего митрополита Онуфрия). Сколько всего православных, сказать сложно.

– Теперь перейдем к храму Святых Царственных Страстотерпцев. Сначала поговорим об истории его основания.

– Как уже сказала, инициатором его создания был Йорген Лоурсен Виг. Он в свое время учился в Сорбонне, где познакомился с русскими эмигрантами первой волны и заинтересовался нашей историей, культурой, религией, пришел к выводу, что только православие способно сохранить христианство как таковое, и потому обратился в Московский Патриархат с просьбой помочь устроить православный монастырь в Дании.

– На сегодня у вас большая община? Состоит из русских, или же есть представители других национальностей, в том числе местные?

– Община довольно большая: русские, в том числе выходцы с Украины, сербы, датчане.

– Есть ли какая-то закономерность в мотивации тех или иных прихожан-соотечественников, перебравшихся в страну из России и других территорий «русского мира»?

– В основном это женщины, вышедшие замуж за датчан, и выходцы с Украины, работающие на фермах. Теперь еще и беженцы.

– Вспомните, пожалуйста, самый яркий случай обращения кого-то из местных в православие.

– Одна из наших прихожанок пришла к православию через иконы. Она начала ходить на курсы православной иконописи (тут это довольно популярно) и через иконы ощутила, что православие действительно право славит Бога. Так и присоединилась к Церкви Христовой.

– На каком языке совершаете богослужение? Есть какие-то особенности в совершении служб, возможно, сложились местные традиции?

– Богослужение совершается на церковнославянском и на датском языках. Особенный праздник – день святых Царственных Страстотерпцев, которым посвящен наш храм.

– Насколько вовлечены в жизнь общины сами прихожане?

– Прихожане помогают во всем. Недавно перекрыли крышу. Летом трудятся на огороде, в саду, косят траву, заготавливают дрова и так далее.

– А что касается образовательных, благотворительных, социальных проектов – получается что-то делать?

– Летом у нас действует православный детский лагерь.

– Расскажите о самых ярких событиях жизни прихода последних лет (или не последних, а вообще за всю его историю).

– Это не событие, а просто случай, но, думаю, знаменательный. Еще при жизни Вига однажды я была в храме совершенно одна, и вот во время чтения Шестопсалмия вошли двое датчан, как потом выяснилось, сын и отец. Я закончила чтение, подошла к ним и спросила, чего они хотят. Они ответили: «Покоя». Я продолжила службу, а потом пригласила их на чай. Они рассказали, как однажды случайно, будучи на отдыхе в Греции, зашли в православный храм и ощутили там невероятный покой и умиротворение. Через несколько минут туда же вошла группа туристов из Японии с фотоаппаратами и со своим беспардонным (обезьяньим, как сказали датчане) любопытством. Отец и сын уже готовы были внутренне возмутиться и уйти, но им как будто кто-то сказал из алтаря: «Этот мир никто и ничто не может разрушить». Утраченный было покой к ним тут же вернулся. Потом они расспрашивали меня об истории нашего монастыря в Дании, о моих взаимоотношениях с Вигом. Я с улыбкой рассказала, что Виг недоволен тем, что я не хочу заниматься активным миссионерством. Они отреагировали: «А вы и не должны этим заниматься! Ваша Православная Церковь как прекрасный цветок. Цветок никого к себе не зазывает. Он просто есть, и все страждущие настоящего сами идут, чтобы насладиться его красотой, ощутить аромат. Вам просто нужно быть, и больше ничего делать не нужно». Я с ними с лишь согласилась.

– Получается (и нужно ли) взаимодействовать с представителями инославных конфессий и других религий?

– Иногда мы выезжаем в отдаленные города, где совершаем богослужения в протестантских кирхах для наших православных прихожан.

3.jpg

– Как складываются отношения с государством? Есть ли поддержка или, наоборот, препятствия деятельности общины?

– Пока препятствия не чинятся. Те, кто жертвует на наш церковный счет, получают от государства налоговый вычет, кстати.

– Вы работаете? Почему?

– Вместе с паломниками летом я убираю в туалетах на пристани. Почему? Потому что попросили. До того, как мы приехали на остров, этим некому (остальные жители острова слишком возрастные) было заниматься, кроме Христины, у которой три фермы, поля, сдача внаем мест для стоянки яхт на пристани и так далее. Она попросила помочь, и мы согласились. И это нам помогло вписаться в островную жизнь, стать тут своими. Но не думаю, что священник, например, должен работать. Конечно, апостол Павел сам зарабатывал себе на пропитание. Но теперь на изготовлении палаток (что не мешало проповеди) не заработаешь, и позволять своему священнику идти работать по найму, думаю, для прихода неблагоразумно и недостойно.

– Что считаете вызовом времени для православного человека? Возможно, конкретно в Дании.

– Христос вчера и днесь Тойже, и во веки (Евр. 13:8). Для православного человека, думаю, всегда, во все времена главный вызов – свои собственные грехи.

– Главный урок за годы служения?

– Главный урок мне много-много лет тому назад преподал начальник районного тогда еще ГАИ, который по приказу начальника областного ГАИ возвращал мне действительно несправедливо отобранные гаишником на дороге документы. Имея в виду этого гаишника, он сказал: «Вот вы пожаловались на него начальству. А вы знаете, какое у него здоровье? Вы знаете, что у него происходит в семье? Жалеть надо людей, матушка». Любить не умею. Но жалеть – это доступно. Очень благодарна этому человеку.

– Если паломник или путешественник из России окажется в Дании, какие места Вы посоветуете ему посетить?

– Наш монастырский духовник на предложение поехать в паломничество в Иерусалим ответил: «Как бы вот попасть в Иерусалим Небесный...» Он практически не выезжает из монастыря. Если меня спросят, отвечу: «Коли есть такая счастливая возможность, оставайтесь дома, в России».

4.jpg

– В завершении задам наш традиционный вопрос. Какие слова из Священного Писания особенно воодушевляют и поддерживают Вас в трудные минуты жизни?

– Ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6:33).



Источник: сайт Сретенского монастыря

103