Нужна ли книга монастырю?

24 августа 2021

1.jpg

На протяжении веков в христианском мире монастыри являлись не только главным оплотом веры, но и хранителями книжных сокровищ. В обители привозили книги из разных городов и стран, и насельники по мере сил переписывали великие манускрипты. Для своих библиотек монастыри собирали древние рукописи на разных языках, и монахи бережно хранили книги как великую ценность. Известно, например, что библиотека монастыря Святой Екатерины на горе Синай уступает по числу и ценности рукописей только библиотеке Ватикана. Богатые библиотеки были и во многих российский монастырях.

Существует древняя поговорка: «Монастырь без книг – это крепость без оружия». Мысль, бесспорно, верная для прошедших двух тысячелетий, но в наши дни, в век Интернета и всеобщей цифровизации, невольно возникает вопрос: «А нужны ли сегодня печатные книги монастырю?» За ответом на этот вопрос корреспондент «Прихожанина» отправился в монастырскую библиотеку Данилова ставропигиального мужского монастыря, чтобы побеседовать с библиотекарем обители Раисой Семеновной Скибицкой.


hr.svg.png


Раиса Семеновна, расскажите прежде, как Вы оказались в монастырской библиотеке?

Можно сказать, случайно. А можно сказать иначе: Господь меня направил. Я по образованию филолог и после окончания МГУ работала в самых разных местах: в издательствах «Советский художник» и «Советский спорт», в одном большом институте, в системе Академии наук. В 80-е годы многое изменилось и в жизни страны и в моей личной жизни. Я осталась без работы. Как раз в это время началось возрождение Свято-Данилова монастыря. Вы даже не представляете себе, какая здесь была разруха, горы земли, поднятые экскаватором, полуразрушенные стены… Когда братия обустраивала какую-нибудь башню, в ней и начинали жить монахи и трудники… Именно в этот период я пришла в Данилову обитель.

А почему именно в Данилову? Вы живете неподалеку?

Живу я действительно рядом, но дело даже не в этом. Много лет назад в эту святую обитель меня привела одна моя очень близкая подруга. Царствие ей Небесное! Мы с ней вместе учились, потом она стала актрисой… И вот однажды она позвала: «Поехали в Данилов монастырь. Его восстанавливают. Там сейчас какая-то совсем иная жизнь начинается». Я согласилась. Так Господь меня через подругу привел в монастырь.

2.jpg

А когда оказалась здесь, в памяти всплыло детство. Я ведь сама из Караганды, из семьи ссыльных. В Караганде я часто бывала в нашем маленьком храме. Да и какой это был храм!.. Небольшой саманный домик с крестом на крыше. И вот, оказавшись в Даниловом монастыре, я решила, что мне надо исповедоваться. Помню, тогда в обители было мало народу. Священник, отец Варнава вышел прямо на амвон, а к нему на исповедь стояло человека три-четыре. Забавно у нас с ним началась беседа. Порой ведь не знаешь, с чего начать исповедь. И я стою, призадумавшись, о чем говорить. Тут меня батюшка и спрашивает: «Вы Священное Писание читали?» А я с явной обидой в голосе отвечаю: «Ну как же! Я же филолог!» Мы потом с батюшкой часто смеялись, вспоминая нашу первую беседу. Но тогда он никак не отреагировал на мои слова, а просто сказал: «А вы еще и святых отцов почитайте». После его совета, помню, я пошла на какой-то богословский семинар и задала наивный вопрос: «А кто такие святые отцы?»

С отцом Варнавой мы подружились, я стала часто ходить к нему на исповедь. Однажды он меня удивил, сказав: «Придет время, вы в Даниловом монастыре работать будете…» Я тогда от этих слов даже растерялась, подумала: «Монастырь… И при чем здесь я?» Но отец Варнава как в воду глядел.

Со временем я начала регулярно бывать на службах, познакомилась с игуменом (тогда иеромонахом) Кириллом (Сахаровым). Сейчас он на Берсеневке служит. Мы вместе с ним стали разные листовочки издавать: расписание богослужений, указания, как добраться до Данилова монастыря и т. д. Это были первые издания восстановленной обители. Потом на смену листовкам пришли брошюры, в которых мы рассказывали о церковных праздниках. У нас появились добровольные помощники, которые эти материалы множили на ксероксе. Хотя дело это было опасное. Ведь какое время было! КГБ всё отслеживал, любые ксероксы и печатные станки были под контролем. Но всегда находились люди, готовые нам помочь.

Помню, однажды, – это было в конце 80-х годов, – отец Кирилл мне и говорит: «Принято решение открыть в нашем монастыре издательство». Я слушаю батюшку, а внутри всё ликует, думаю: «Вот, наконец, большая работа у меня начнется». Тут же стала отцу Кириллу что-то взволнованно про издательское дело говорить: что, мол, издательству нужен редакционный портфель, надо собрать редакцию, выбрать типографию… А батюшка выслушал меня, молча, а потом вдруг говорит: «Всё это, конечно, интересно, только вы в издательство не войдете. Вам неполезно». Как же я на него тогда обиделась! Мне казалось, что он мне прямо стрелу острую в сердце вонзил. Вечером надо было идти к нему на исповедь, а у меня на сердце горькая обида как камень лежит.

Обидой своей поделились?

Нет. Я ее сама в себе переборола. Думаю, что именно тогда началось мое настоящее церковное воспитание. Кстати, потом отец Кирилл, когда я что-то начинала восторженно ему доказывать, в чем-то его убеждать, всегда говорил: «Тихо, тихо, успокойтесь! Не надо никаких действий в таком состоянии начинать».

Со временем в монастыре начали издавать журнал «Даниловский благовестник». В нашем монастыре работала искусствовед Галина Митрофановна Зеленская. Она собирала дореволюционные толстые журналы, которые жертвовали в монастырь. Из них мы выбирали материалы по истории церковной жизни, но главным образом, истории монашества и монастырей.

3.jpg

Ну а как же Вы, Раиса Семеновна, всё же оказались в библиотеке?

Да, всё благодаря тому же отцу Кириллу. Он, вероятно, с самого начала задумал меня сюда устроить. Однажды батюшка мне говорит: «Когда братия выйдет после трапезы, подойдите к отцу наместнику под благословение». И больше ничего не добавил. Я дождалась указанного времени и пришла к нашей водосвятной часовенке, смотрю, а там, кроме меня, еще человек шесть собрались. И все, видно, ждут наместника, тогда монастырем управлял архимандрит Ипполит (Хилько, в последствии епископ). Вот он идет вместе с другими монахами, все подходят под его благословение. И я подошла, как мне было велено. А рядом с наместником шел его секретарь, он и говорит: «Всем спасибо и до свидания, а Вы, – сказал он мне, – пойдемте с нами». Как оказалось, наместник именно так знакомился с новыми людьми, которых он хотел определить на работу в монастыре. Отец Ипполит пригласил меня к себе, и подробно рассказал, как он хочет реорганизовать ту маленькую библиотеку, которая находится в обители, и что я должна буду делать. Так началась моя работа в монастырской библиотеке.

Сколько же книг на тот момент находилось в этой библиотеке?

В библиотеке была маленькая тетрадка для учёта, и в ней было записано 196 томов богослужебной литературы: Евангелие, толкования Священного Писания, чины служб. Мы, неофиты, тогда считали, что в монастыре никакой литературы, кроме богослужебной, быть не должно. Однако позже стали расширять нашу библиотеку. Кинули клич по друзьям и знакомым. Собирали всё ценное, что люди приносили. Кто-то нёс журналы Московской Патриархии, которые раньше выписывал, кто-то – Минеи, доставшиеся от бабушки, кто-то – книги по церковной истории из домашней библиотеки. Одна моя знакомая после университета работала в Российской государственной библиотеке, бывшей Ленинке. Там она находила литературу, которую называла «Божественной», делала там же, в Ленинке, ксерокопии и несла к нам.

Позже появилось официальное разрешение брать книги, которые были складированы в храме святого Климента в Климентовском переулке. Там целый этаж был завален разными изданиями. Их, видно, свозили из монастырей и храмов. Много дней я там провела, разбирая завалы и отбирая книги для нашей библиотеки. Помню, как поразило меня, что многие книги были, как говорится, неразрезанными, попали туда прямо из типографии.

Вот так, постепенно, мы пополняли и расширяли свой книжный фонд. В основном – бесплатно за счет тех книг, которые нам удавалось достать или которые нам жертвовали; покупали книги редко и только самые необходимые, ведь денег у обители было просто в обрез.

Но Господь не оставлял нас Своей помощью. Вспоминается один такой показательный случай. На мне, кроме книг, лежала еще подписка. Мы выписывали разные издания: не только религиозные, но и те, которыми братия интересовалась. Однажды наступил момент, когда с деньгами в монастыре стало совсем плохо, и на подписку начальство ничего не выделило. А время подписки уже подходило к концу, тот день был последним. Расстроенная я пришла в административный корпус к главному бухгалтеру, рассказала ей нашу печальную ситуацию, сидим мы с ней – горюем. День подходит к концу, а поступлений нет (нужно было 50 тысяч теми деньгами). И вдруг видим: по коридору в нашу сторону идет очень странный молодой человек. Явно, не наш, нецерковный. Длинноволосый, одет странно, как хиппи. И вот он подходит и говорит: «Мне надо видеть кого-нибудь из руководства монастыря». «Поздно уже, – отвечаю я, – рабочий день закончился. Никого нет. Приходите завтра». А чудной молодой человек настаивает: «Не могу. Мне нужно именно сегодня». Я говорю: «Вот главный бухгалтер». Тогда он отвечает: «Отлично! Главный бухгалтер годится. Примите жертву» – и достает 50 тысяч рублей. Как раз ту сумму, какая мне была нужна на подписку. Мы с главным бухгалтером переглянулись. Она дает эти деньги мне и говорит: «Иди! Видно, твоя молитва услышана». Так вот Господь управил.

Да, интересный случай. А сколько у Вас сейчас книг в библиотеке?

Когда подается отчетность, я ставлю цифру 60 тысяч, хотя на самом деле книг в нашем фонде уже давно значительно больше. И не только церковных. Много книг принесла я сюда из своей библиотеки. В частности, знаменитую серию «Библиотека всемирной литературы» в 200 томов, много у нас здесь русской классики, которую нам пожертвовали прихожане. Наша монастырская библиотека начиналась с одного стеллажа, а теперь у нас три комнаты и еще ангар полностью забиты многочисленными томами. (Комната, где мы разговариваем с Раисой Семеновной, плотно заставлена стеллажами, на которых от пола до потолка размещаются сотни книг.)

Книги – вещь нужная, полезная. Недаром в свое время Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II сказал, что раньше были ученые монахи и простецы, а сегодня все должны учиться. И все стали учиться, даже пожилые священники должны были закончить семинарию. Насельники Данилова и послушники монастыря часто обращаются в библиотеку не только за религиозными книгами, но и за русской классикой.

Кроме того, нам известно, кому из братии какие книги нужны, и эти книги специально ищем и заказываем. Например, когда у нас в обители появились подворья, в библиотеке образовался очень хороший отдел по сельскому хозяйству. Однажды меня вызвал к себе отец эконом, дал список литературы, а там и про сорта пшеницы, и про земледелие, и про обработку, и про технику… Я запаслась соответствующими письмами и поехала в Библиотеку сельскохозяйственной литературы. Возила оттуда книги целыми авоськами.

В Преображенском скиту молодые монахи занимаются переводами духовной литературы. И они тоже много книг и журналов научных заказывают через библиотеку. Так было во всяком случае до начала распространения коронавирусной инфекции и связанного с ней периода закрытия храмов. Сейчас настали времена тяжелые, денег нет, трудно стало и книги покупать, и подписку оформлять.

А от желающих подарить книги монастырю Вы продолжаете их принимать? И если да, то каких книг Вам не хватает?

Сказать, что каких-то книг не хватает, я уже не могу. В то же время сейчас издается немало серьезных трудов, которые мы пока себе позволить не можем.

Как Вы думаете, Раиса Семеновна, не уходит ли время бумажных книг? Ведь сейчас в принципе каждый человек может скачать себе на смартфон или компьютер практически любую книгу…

Есть у меня такое опасение, конечно. Я, правда, сильно обрадовалась, когда от Святейшего Патриарха Кирилла услышала ответ на похожий вопрос. Предстоятель Церкви сказал, что бумажная книга никогда не исчезнет, останется навсегда. Очень надеюсь, что бумажные книги не уйдут из нашей жизни.

Ведь когда в руках держишь книгу, перелистываешь ее, это совсем другое ощущение, чем когда смотришь тот же текст на экране. Я даже когда пишу тексты, обязательно распечатываю и правлю их уже на бумаге. И лично мне очень жаль, что цифровая книга теснит книгу бумажную.

А какие у Вас в библиотеке существуют правила для монахов? Скажем, на сколько времени Вы выдаете им книги?

Для монахов особых правил нет. Наша монастырская библиотека она ведь не для отдыха: взять книгу и почитать в часы досуга. Она скорее для работы и учебы. Одному надо подготовиться к проповеди, другому – к занятиям в семинарии, третий пишет научную работу… Все, кто учатся, активно пользуются монастырской библиотекой. И, кстати, она открыта не только для монахов, но и для всех, кто трудится в нашей обители.

Кроме того, я всегда знаю, у кого какая книга находится на руках и, если это бывает необходимо, беру эту книгу на время и отдаю ее другому человеку. Скажем, вот отец Л. (Раиса Семеновна достает из картотеки очень толстый формуляр насельника, перетянутый резинкой – Ред.). Видите, сколько у него книг! Более полусотни. Он работает над большим научным трудом, и все эти книги у него постоянно в работе. Но, если они будут нужны кому-то другому, я попрошу у отца Л. необходимую книгу, а потом верну ее ему обратно.

Как Вы считаете, книга по-прежнему играет большую роль в жизни монастыря?

Очень большую. Книга родилась в монастыре, и без нее монастырская жизнь была бы совсем иной. Монастыри всегда были хранилищами книг, хранилищами нашей веры, истории и культуры. В святых обителях их собирали и переписывали от руки. Кроме того, книги нужны для жизни и трудов монастырских. Без книг жизнь монахов была бы скудной. Как бы совершались службы? Никак! Опять же у каждого монаха есть свои обязанности, свое послушание, и для многих насельников обители книга – реальный помощник в его каждодневных трудах.

Но самое главное – это возрастание духовное. Молитва, чтение житийной литературы и трудов святых отцов... Как же здесь обойтись без книг?!

Я с Вами согласен, но кто-то может сказать, что монаху достаточно иметь у себя одно Святое Евангелие…

Возможно, пару сотен лет назад монах мог идти по жизни, имея в своей котомке одно Евангелие. Но современному иноку этого уже недостаточно: он будет изучать историю Церкви, историю христианства, догматическое богословие, читать святоотеческие труды. Кроме того, монах не может оставаться в стороне, когда возникают какие-то сложности в отношениях между Поместными Церквами. Надо в этих вопросах разбираться, а для этого надо читать соответствующую литературу.

4.jpg

Раиса Семеновна, а что Вы сами читаете в последнее время? Какая литература сейчас представляет для Вас интерес?

Вот уже года два я читаю и перечитываю Ветхий Завет. Ведь многое из того, что мы знаем, берет свое начало именно в Ветхом Завете. И Новый Завет тесным образом связан с Ветхим, надо только вчитываться.

Раньше в России был хороший обычай: когда юноша оканчивал гимназию, ему дарили Библию, и с этой Библией человек не расставался всю жизнь. Даже когда человек болел, рядом с ним на прикроватном столике всегда лежала Библия. Казалось бы, чего человек не знает?! Ведь он уже не раз ее для себя открывал. На самом деле Библия по мере нашего духовного взросления открывает нам все новые и новые грани Божественной Премудрости.

И последний вопрос, не совсем по теме нашей беседы, но близкой к ней. В современной России дети не хотят читать. Предпочитают смотреть мультики, проводят время в соцсетях, играют в компьютерные игры, и уговорить их почитать книгу невероятно трудно. Поэтому растут малообразованными. Как Вам кажется, Раиса Семеновна, эту ситуацию можно как-то изменить?

Думаю, очень трудно. Ведь в этом виноваты не дети. Они просто не видят рядом с собой читающих родителей. А современным мамам очень удобно включить телевизор или компьютер своему ребенку, чтобы он не мешал им заниматься делами. Я не знаю, как может вырасти читающий ребенок в нечитающей семье. Простите, но по-другому на ваш вопрос я ответить не могу.


Беседовал Петр Селинов



Источник: Монастырский вестник


66