«Румынский патерик»: иеросхимонах Онуфрий (Фрунзэ). Часть 1

19 июля 2022
Архимандрит Иоанникий (Бэлан)

1.jpg
Иеросхимонах Онуфрий (Фрунзэ)


Жизнь

Блаженный в подвигах иеросхимонах Онуфрий родом был из села Кэлэраш уезда Ботошань. Родился 17 февраля 1911 года в семье благочестивых христиан Феодора и Профиры и во Святом Крещении получил имя Константин. Желая служить Христу, в 1936 году поступил в монастырь Сихастрия. Спустя два года принял монашеский постриг с именем Кассиан и подвизался на нескольких послушаниях.

В 1946 году был удостоен благодати священства, а в 1949-м перешел в монастырь Слатина, который возглавлял архимандрит Клеопа (Илие). Затем, несколько лет пробыв настоятелем скита Грашь в Тыргу Нямце, в 1956 году был назначен настоятелем скита Таркэу Нямецкого уезда, а впоследствии – настоятелем скита Рарэу в езде Сучава.

2.jpg
Храм Рождества Пресвятой Богородицы в монастыре Сихастрия

Кроткий нравом и аскетичный, он в старости возвратился в родной монастырь и по благословению удалился на безмолвие, подвизаясь в отшельничестве в скиту Сихла и в местности, именуемой Подножием Креста, неподалеку от Сихастрии. В 1996 году принял великий и ангельский образ с именем Онуфрий и продолжал исихастское жительство.

В субботу, 6 января 2001 года, когда праздновали Крещение Господне, предал свою душу в объятия Христа.


Дела и изречения

1. Рассказывал отец Онуфрий о своем уходе в монастырь: «Когда я решил уйти в монастырь, сказал об этом маме, и она обрадовалась. А когда папа услышал, чуть не разбил об мою голову глиняный кувшин, но я был крепкий, остановил его и убежал. Однако это было искушение, потому что, когда я через несколько лет заехал домой, папа сказал мне: “Хорошо, что ты ушел в монастырь, великое дело совершил, а я ничего в жизни не сделал”».

2. Будучи новоначальным послушником, он нес послушание по уходу за монастырским скотом. Однажды, когда пас коров, одна из них разворотила рогом копну сена. Эконом, разгневанный, пришел и стал его ругать, говоря: «Почему ты не смотрел за коровами и дал ей снести копну?» Брат Константин смирился и не ответил ничего. Тогда эконом пошел к отцу настоятелю, рассказал ему о происшедшем, потом говорит: «Отец настоятель, брата Константина облеките в рясофор, он заслуживает того, чтобы стать монахом».

3. Сказывал нам один из его учеников: «Батюшка был очень кротким. Если кто-нибудь укорял его в чем-то, он тут же испрашивал прощения: “Прости меня, отче, я согрешил”. Много раз, когда его ученик совершал какой-нибудь промах, он брал вину на себя, говоря: “Это ты из-за меня испортил то-то”».

4. Тот же ученик рассказал нам: «Батюшка говорил просто и остерегался беседовать о том, что превосходило его духовное состояние. Старался, чтобы то, о чем он говорит, было скромнее его внутреннего состояния. Поэтому ему не придавали большого значения. Но его кротость, молчание и смирение мало кто может стяжать. Он всегда искал простоты, избегал многословия и пустословия и творил умную молитву».

3.jpg
Скит св. вмч. Мины в селе Грашь, настоятелем которого был отец Онуфрий

5. В другой раз тот же ученик рассказывал: «Отец Онуфрий большое значение придавал хранению ума. Но до хранения ума тщательно остерегался причин греха. Таким образом, он боролся не с грехом, а с его причинами, говоря: “Беги от причины искушения”».

6. Один из келейных учеников отца Онуфрия рассказал нам: «Однажды, когда батюшка уединился на безмолвие, я был с ним в лесу. И у нас с его святостью была беседа о словах Спасителя к фарисеям, хваставших тем, что у них тоже есть ученики. А Спаситель говорил им, что у них действительно есть ученики, но они делают их сынами геенны, вдвое худшими себя (см.: Мф. 23: 15). И потом я говорю ему: “Отец Онуфрий, отец настоятель сказал, чтобы мы сделали такое-то дело. Если он сказал, чтобы мы это сделали, мы должны оказать послушание”. Тогда батюшка ответил: “Да. А как же быть с правилом? Где твое правило? Если ты не совершишь своего правила, то какой ответ дашь? Что, отец настоятель будет за тебя отвечать? Он тебя поставил работать, но, если ты не совершишь своего правила, думаешь, он будет отвечать вместо тебя? Он скажет: “Я задал ему работу. А это его дело, что он будет делать дальше”. У него голова уже не болит об этом. Это твое дело. Ты что, хочешь, чтобы тебя похвалили за то, что ты исполнил большую работу? Тогда ты ищешь похвалы человеческой, ты не ищешь спасения”».

7. Тот же ученик говорил: «Когда мы были в отшельничестве, я много раз говорил ему, чтобы мы поработали, а он отвечал: “Смотри. Сейчас 4 часа. Всё! Начиная с четырех часов у нас правило: час девятый, вечерня, повечерие. Обязательно. Потом, если будет время, поработаю еще”. Он не работал ночью. Говорил, что если бы кто-нибудь пришел потребовать отчета, сколько он наработал, он бы ответил: “Вот столько”. – “Как? Только и всего?” – “Я столько смог”. Он был решительным. Говорил: “Сначала совершу правило, а потом работа. Если смогу еще что-нибудь делать”. Ни дня не проходило, чтобы он не исполнил своего молитвенного правила».

8. Еще говорил отец Онуфрий: «Умная молитва начинает приносить плоды только лет через 20–30 пребывания в монастыре, если монах был делателем молитвы. Но ум не всем помогает, потому что не у всех одинаковая сила. Лет через 20 начинают появляться плоды, и тогда ты можешь говорить душеполезные слова. Но не берись говорить душеполезных слов, если не применил их на практике сам, потому что бесы поглумятся над тобой». Потом давал советы ученикам, как творить умную молитву, потому что некоторые, то ли оттого, что перенапрягались на молитве, то ли оттого, что высоко возомнили о себе, сошли с ума. Поэтому у каждого должен быть духовный наставник.

9. Отец Онуфрий всем советовал терпеть напасти. И говорил: «Есть напасти внешние, и есть напасти внутренние. Напасти извне – это: брат поругал тебя, поступил с тобой несправедливо, очернил тебя или ударил и т. д. А напасти изнутри – это: сначала появляется ропот, затем внутреннее нетерпение, ненависть, вражда, зависть. Внутренние опасней внешних. Если же мы внешних не можем стерпеть, то как вытерпим внутренние? Ибо если мы не терпим внешних, то не можем вытерпеть и внутренних».

10. Батюшка никому не советовал бросать утренние и вечерние молитвы и заниматься только Псалтирью. Более того, говорил, чтобы Псалтирь читали вместе с молитвами (следующими за кафизмами), а не одни псалмы; потому что надо иметь большое духовное делание, чтобы читать только псалмы, и заодно переносить большую брань. Эти молитвы, говорил, всё равно что масло в пище.

11. Один из его учеников говорил: «Батюшка был человеком молитвы, смирения, кротости, мира и молчания и всё преодолевал смирением и терпением».

12. Другой ученик говорил нам, что отец Онуфрий много не разговаривал с людьми, это было ему в тягость, потому что прерывало молитву. Говорил только по внутреннему побуждению. Он не хотел становиться известным.

13. Другой батюшка рассказывал, что отец Онуфрий знал его мысли, потому что, придя к его святости, он получал ответы на свои вопросы, не успев задать их.

14. Говорил один ученик: «Батюшка всегда помогал мне своей молитвой и никогда не гневался, всё принимал с терпением. Потом всегда меня подбадривал, вдохновлял и ни разу не оттолкнул». Так же он поступал и с другими братьями, проходившими через искушение.

15. Говорил отец Онуфрий послушнику: «Если ты пришел спасаться, тогда надо смиряться».

16. Говорил отец Онуфрий: «Был я однажды в Яссах в день памяти преподобной Параскевы, и мне не довелось увидеть чудо. А когда заносили в церковь раку со святыми мощами, то несли ее четверо священников. И когда я оказался рядом с ракой, один из священников этих говорит мне: “Держи, отче, а то я уроню ее! Держи, отче!” А когда я подставил свою руку, она показалась мне такой легкой, как перышко! Кто знает, какой грех совершил этот священник, что рака со святыми мощами так давила на него».

4.jpg
Скит Таркэу, в котором настоятельствовал отец Онуфрий

17. Однажды отцу Онуфрию приснился отец Иоанникий (Морой), и он спросил его: «Ты спасся, отец Иоанникий?» – «По милости Божией спасся, отец Онуфрий, но с трудом!» – «Как же, отче? Твоя святость, столько постившийся и подвизавшийся, еле спасся?» – «Да, потому что я был священником и духовником».

Отец Онуфрий на старости лет тоже говорил, что жалеет, что стал священником, хотя его святость принял священство по настоянию отца Клеопы (Илие). Старец говорил: «С одной стороны, на исповеди ты не знаешь, кого разрешаешь от грехов; некоторые не исповедуются чисто, а потом ты разрешаешь им причаститься. А с другой стороны, ты как священник можешь согрешить смертными грехами на Святой Литургии, сам того не сознавая. Намного спокойней мне было бы теперь, если бы я был простым монахом».

18. В другой раз батюшка рассказывал нам: «Когда я пошел настоятелем в Таркэу, то нашел там двух братий, впавших в некоторые грехи. Один пришел ко мне и исповедался, а другой – нет. И ночью мне был сон, будто я стою у колодца, полного чистой воды, а двое мальчишек с чумазыми лицами и в грязной одежде играют вокруг этого колодца. Гляжу на них и вижу, что один падает в колодец. Я его быстро схватил и вытащил. Вытащив его из воды, вижу, что он совершенно чистый, а другой так и крутился грязный вокруг колодца».

19. В скиту Рарэу есть чудотворная икона Пресвятой Богородицы, которую вернул сюда отец Онуфрий, когда был настоятелем. Однажды на престольный праздник скита Рарэу воры надумали ночью ограбить монастырь. И когда они совещались, как это сделать, стоя на мосту, перила моста вдруг рухнули, и они все полетели в воду и сильно поранились. Затем все пришли в монастырь и рассказали игумену Онуфрию, что они собирались сделать и что получили.

5.jpg
Чудотворная икона Пресвятой Богородицы в скиту Рарэу

20. Будучи настоятелем скита Рарэу, отец Онуфрий не хотел проводить электричества и машин для скита покупать тоже не хотел. У них была телега, и они на ней ездили в село и привозили нужное для скита. Тогда же батюшка устроил себе землянку неподалеку от скита и после утрени уходил туда и до утра молился.

21. Говорил отец Онуфрий, что, когда он был настоятелем в Рарэу, у дороги в монастырь стоял поклонный крест. Сельский староста приказал убрать оттуда крест, но никто не хотел этого делать, кроме одного шофера. И вот однажды утром он привязал крест к машине и вырвал его из земли. Вечером шофер этот должен был везти рабочих. И неподалеку от того места, где он вырвал поклонный крест, машина перевернулась. Все остались невредимы, и только он не смог выбраться из-под кабины и сгорел живьем. Никто его вытащить не смог.

6.jpg
Придорожные поклонные кресты – отличительная особенность Румынии

22. Будучи настоятелем, батюшка читал молитвы святого Василия над болящими (проводил отчитку бесноватых). Сначала исповедовал болящего, а потом они держали пост, как священник, так и страдалец. Однажды он исцелил 12-летнего парализованного мальчика. Когда стал читать над ним молитвы, где-то посередине ребенок встал на ноги и закричал: «Папа! Мама!» Тогда все были потрясены и заплакали.

23. Когда в 1959 году вышел декрет об изгнании трудоспособных монахов из монастырей, батюшка четыре года прожил на участке одного верующего в землянке. Там у него было восемь ульев с пчелами, и он за ними ухаживал; на половину собранного меда жил сам, а вторую половину отдавал человеку, на земле которого жил.

Однажды он исцелил 12-летнего парализованного мальчика. Когда ребенок встал на ноги и закричал: «Папа! Мама!», все были потрясены и заплакали Священник этого села отобрал у него требник, епитрахиль и крест, чтобы он не мог читать молитв верующим. Но видя, что отец Онуфрий смиряется, приходит как простой верующий в храм, поет на клиросе по воскресеньям, не ищет денег и тому подобного, вернул ему потом требник, епитрахиль и крест и всюду брал его с собой: на похороны, крещения и другие богослужения, и давал ему потребное для существования.

24. Хотя отец Онуфрий долгие годы был священником и настоятелем, он никогда не проповедовал, если только делами. Один только раз он выходил проповедовать, но, когда заговорил, у него потекли слезы, и он не мог их остановить. И люди в церкви тоже плакали вместе с ним. По этой причине он с тех пор больше не выходил проповедовать.

25. Однажды, пребывая в уединении в келлии у Подножия Креста, отец Онуфрий пришел в скит Сихла, никем не званный, по вдохновению Духа Святого, и стал спрашивать об одном из своих духовных чад. А ученик этот за несколько дней до этого ушиб глаз, тот стал покрываться бельмом, и он им перестал видеть. Отец Онуфрий сказал ему, что надо сделать, и на другой день глаз стал заживать. Потом батюшка вернулся в свою келью.

7.jpg
Скит «Подножие Креста» на Поляне Иоанна, монастырь Сихастрия


(Продолжение следует)



Источник: сайт Сретенского монастыря

124