«Румынский патерик»: иеросхимонах Онуфрий (Фрунзэ). Часть 2

19 июля 2022
Архимандрит Иоанникий (Бэлан)


Иеросхимонах Онуфрий (Фрунзэ).jpgИеросхимонах Онуфрий (Фрунзэ)

26. Однажды ученик, придя с едой к землянке старца, увидел отца Онуфрия стоящим у землянки, он молился и бил поклоны. Землянка была окружена деревьями, так что его со стороны никто увидеть не мог, только если подойти вплотную. Батюшка ученика не заметил, и он там долго стоял, немало вразумившись столь дивным зрелищем, как его благочестивый старец в 83-летнем возрасте молится и кладет сотни поклонов.

27. Отец Онуфрий свято хранил правую веру и никогда не разговаривал с иноверцами. Он говорил: «Если придет к правой вере и станет православным, буду с ним говорить и скажу ему. Если же не хочет, не буду с ним спорить».

28. Отец Онуфрий много говорил в притчах. Однажды брат спросил его, что делать: у него нет смирения, и множество помыслов досаждает ему. Батюшка ответил: «Видел я змею сегодня утром, она была длиной с полметра. Молодая, растет еще, кошка прыгнет ей на голову, раздерет когтями и умертвит ее. А есть змеи, в которых есть змееныши. Если убьешь их вместе со змеенышами во чреве, они уже рожать не будут, а если нет, будут рожать. То же самое происходит и с помыслами».

29. Тот же ученик спросил его, что делать, потому что в монастырь приходят женщины в неподобающих нарядах, и он соблазняется. Батюшка сказал, словно обращаясь к самому себе: «Я не вижу, я не вижу…»

30. Спросил его один брат: «Батюшка, что мне делать, если начнется гонение? Отец Клеопа сказал, чтобы я полагался на волю Божию». – «Да спрячешься ты, пока оно пройдет. А когда стихнет, вернешься назад. Отец Клеопа так и делал. Тогда каждый выкручивается как может. Каждый сам себе хозяин: хочешь, приходишь, хочешь, уходишь».

Старец Клеопа (Илие).jpg
Старец Клеопа (Илие)

31. Одному новоначальному брату он сказал: «Ученик встретил старца на кладбище и спросил его, что делать. Старец ответил ему: “Если будешь хранить свой язык и чрево, станешь святым”».

32. В другой раз старец сказал одному брату: «Во всяком деле надо иметь рассудительность, не впадать в крайности. У меня был хороший друг, он 11 лет не разговаривал ни с кем, чтобы говорить с Богом. Одно только повторял: “Твори молитву Иисусову. Помолись. Помолчи”. Когда я пришел навестить его в келье, нашел его потерявшим рассудок. Я применил к нему силу и, хотя он был слабеньким, еле смог одолеть его. Отвез его в больницу». Брат спросил: «И как он, в конце концов поправился?» Немного поколебавшись, батюшка ответил: «Да, поправился».

33. Батюшка сказал новоначальному послушнику: «Брат, в монастыре все-таки лучше, чем в миру, потому что здесь у тебя хотя бы церковь есть, пусть даже и не так часто».

34. Один брат сказал ему: «Отец Онуфрий, у меня нет ни усердия, ни терпения, ни смирения, ни другой добродетели». Батюшка повернулся тогда к своему келейному ученику и сказал ему, словно не слышал слов брата: «Отче, я слышал, что в этом году картошка уродилась очень мелкая. А знаешь почему? Потому что он ее не поливал. Их надо поливать, чтобы росли!»

35. Брат попросил у него совета, как хранить себя от нечистых помыслов. Батюшка ответил, чтобы он молился всем сердцем и готовился к смерти. Другой ученик рассказывал, что почти каждый раз, когда уходил от отца Онуфрия, старец говорил ему: «Впредь будем готовиться к смерти!» Ведь у батюшки памятование о смерти было всегда[1].

36. В советах, которые отец Онуфрий давал монахам, он особый акцент делал на совершении монашеского правила. Если же видел, что брат огорчается из-за того, что не совершил своего правила по каким-то причинам, батюшка говорил: «Да ладно, парень, будем хотя бы хранить себя от больших грехов и уповать на милость Божию».

37. Однажды старец сказал одному послушнику: «На постриг не зови никого из твоей семьи. Будь только ты один с Богом, чтобы тебя любил только Он. Будь только со Христом, чтобы тебя любил только Он». Этим он указал нам на самоотвержение, которое необходимо монаху.

38. В другой раз отец Онуфрий сказал некоторым братьям, что за всю свою монашескую жизнь он ни разу не пропустил семь славословий[2]. А келейный ученик, который был с ним в пустыне, свидетельствовал, что батюшка, кроме семи славословий, каждый день вычитывал по два акафиста, вечером канон покаянный ко Спасителю и канон молебный ко Пресвятой Богородице и другие молитвы. Также подолгу читал Псалтирь, иногда прочитывал всю за день, а в остальное время творил молитву сердца. Ел очень мало, обычно раз в день.

39. В Великий пост отец Онуфрий читал Святое Евангелие и размышлял о Страстях Спасителя. Однажды Великим постом пришли к его святости верующие. Батюшка сказал им несколько духовных слов. Потом, когда заговорил о Страданиях Спасителя, из его глаз в два ручья потекли слезы, и он не мог их остановить. И все бывшие тогда в келье тоже плакали.

Другие ученики тоже свидетельствовали, что, когда батюшка рассказывал о Боге и святых, он иногда не мог совладать с собой и плакал с воздыханиями. Однажды, когда был в Сихле, он сказал братьям: «Ребята, если бы вы знали, сколько святых ходило по этим местам!» – и тут же заплакал.

Скит Сихла, келлия старца Паисия (Олару).jpg
Скит Сихла, келлия старца Паисия (Олару)

40. Однажды ученик спросил батюшку, есть ли у него молитва сердца. Он ответил, что нет, и он даже молит Бога, чтобы не давал ему эту молитву, потому что потом надо будет сильно стараться, чтобы его не обуял бес гордыни. Но после настояний ученика отец Онуфрий признался: «Только один раз у меня была эта молитва, но не во время молитвы Иисусовой, а когда я молился Матери Божией: “Пресвятая Богородице, помилуй мя, грешного”. Я силился творить эту молитву, и вдруг словно огонь вспыхнул в моем сердце, как сильный жар, и он пылал, а меня прошиб пот, я постоянно плакал и с меня будто текла вода. Я сбросил с себя одежду, потому что не мог больше этого выносить. Это продолжалось с полчаса. Потом у меня больше никогда не было этой молитвы».

41. Однажды отец Онуфрий рассказывал нам, что, когда жил в Сихастрии, у него была землянка в лесу, и он ночью уходил туда и молился, а утром возвращался в монастырь. Он с юных лет был очень смелым и не боялся ничего. И вот однажды утром, когда он возвращался по тропинке в монастырь, его догнали дрожки. Кучер говорит: «Отче, садись, довезу тебя до монастыря». Батюшка сел, проехал часть пути и тут вспомнил, что не осенил себя знамением Святого Креста, когда садился. И как только перекрестился, очнулся в каком-то овраге, дрожки же с кучером исчезли. Тогда он понял, что этим кучером был диавол, желавший его погубить. И он три дня блуждал по лесам, пока не набрел на монастырь.

Монастырь Сихастрия.jpg
Монастырь Сихастрия, храм прп. Феодоры Сихлской и монастырские окрестности

42. В другой раз настоятель Иоанникий (Морой) послал его в один из монастырей с послушанием. Снег был глубокий, до колен. Когда он туда добрался, уже была ночь. Мать настоятельница говорит ему: «Останься здесь в архондарике до утра, ибо ночью в лесу опасно». Батюшка ей ответил: «С помощью Божией вернусь, не останусь я на ночь в девичьем монастыре». На обратном пути шел снег, светила луна, и вдруг перед ним возникли три волка. Батюшка встал как вкопанный, затем осенил себя знамением Святого Креста, и Бог просветил его, он взял котомку, стал вращать ее над головой и пошел прямо на волков. Волки испугались и убежали. Так, с помощью Божией, батюшка отделался от них и невредимый вернулся в Сихастрию.

43. Один ученик говорил, что однажды в полночь, когда отец Онуфрий совершал обычное правило, вдруг в его келье появилось пламя ярко-красного цвета, словно свет Божественный. Батюшка понял, что это прельщение, и когда осенил себя знамением Святого Креста и помолился, этот свет исчез.

44. Рассказывал нам тот же батюшка, что однажды диавол в ослином обличье подошел к окошку кельи старца и принялся по-ослиному кричать и колотить в дверь. Батюшка не обратил на него никакого внимания, продолжал читать Псалтирь и творить молитву Иисусову. Не в силах войти в келью из-за молитв батюшки, диавол простоял на улице почти до рассвета и затем ушел посрамленный.

45. Однажды ночью в келью к батюшке пришел ученик, говоря, что, когда молится, слышит в келье какие-то самолеты. Отец Онуфрий пришел в келью ученика, помолился немного, и тут раздался шум, словно самолеты с грохотом падают на землю. Тогда отец Онуфрий спросил ученика: «Ты что-нибудь слышал? Что ты слышал?» Тот ответил: «Шум, как будто самолеты падают на землю». Тогда батюшка сказал: «То же самое слышал и я». И с тех пор шум исчез.

архимандрит Иоанникий (Бэлан).jpgСоставитель «Румынского патерика» архимандрит Иоанникий (Бэлан)

46. Говорил отец Онуфрий: «В последние годы я слышал церковные песнопения: панихиду, “Достойно есть”, Херувимскую, которые сопровождали меня, когда я шел в храм и возвращался из него, а иногда слышал их и в келье. Всё это было от бесов. Я еле избавился от них спустя какое-то время. Но хуже всего было то, что они стали мне нравиться, потому что были очень красивые. От Херувимской избавиться было труднее всего». А его ученик рассказал нам, что батюшка, чтобы избавиться от этих искушений, ходил к старцам и спрашивал у них совета, затем ходил прикладываться к чудотворным иконам, святым мощам и долго держал пост без елея, вкушая только раз в день немного хлеба, обмакнутого в чай. И через какое-то время прежних песнопений не стало слышно, зато вместо них батюшка стал слышать кукареканье петухов и крики, исходящие тоже от бесов, но, по благодати Христовой, в конце концов всё исчезло.

47. Однажды батюшка шел по лесу с посохом в руке. А два монаха из монастыря Секу, оказавшиеся в лесу, подошли к нему под благословение. Батюшка, не знавший их раньше, благословил их, а одному из них сказал: «Отче, имей терпение в монастыре Секу!»

48. Когда батюшка отшельничал в скиту «Подножие Креста», однажды ночью пошел к нему ученик. Постучался в окошко два раза, и отец Онуфрий спросил, кто стучит. Затем открыл дверь, держа в одной руке фонарь, а в другой четки и крест. Сначала протянул ученику крест, чтобы он приложился к нему, благословил ему голову, и только потом они вошли. И батюшка сказал: «Я открыл тебе, потому что ты постучал по-другому. Ведь ко мне уже какое-то время диавол приходит каждую ночь точно в это время и будит меня на молитву».

49. Отец Онуфрий говорил своему ученику о бранях его святости с бесами, что однажды на старости лет враг захотел обольстить его сном с плотскими соблазнами. «Я вверг тебя в искушение!» – кричал диавол. «Не вверг!» – отвечал батюшка. «Я вверг тебя в искушение!» – снова кричал враг. «Нет, диавол, ты меня не вверг!» – снова отвечал отец Онуфрий.

50. Однажды он несколько дней пролежал в больнице. Взял туда с собой икону Пресвятой Богородицы, лампаду, елей и стал совершать правило, как в монастыре: семь славословий, Псалтирь и другие молитвы. И однажды ночью пришел к нему враг наподобие арапа, схватил за горло и стал душить, говоря: «Ты и здесь не даешь мне покоя? И сюда пришел мучить меня?»

51. В старости батюшка достиг изрядной чистоты сердца, ибо всех людей видел святыми. У мирян поучался, глядя на их терпение в бедах, общежительными монахами восхищался за их рвение к духовному, а подвизавшихся в лесах, ютившихся в землянках невидимо для людей считал совершенными.

52. У отца Онуфрия в землянке был маленький топчан, на котором нельзя было растянуться. И он говорил: «Я пришел сюда не отдыхать. Никакой награды не получишь, если не будешь подвизаться. Отшельник должен питаться грибами, лесными дарами и прочим, иначе не будет ему никакой награды». И радостней всего принимал дары пустыни, считая их благословением Божиим.

53. Батюшка спал очень мало. Сон его длился 2–3 часа вечером. Ночь проводил в молитве и слезах. Днем, закончив правило, вырезал крестики для благословения, а иногда ходил в лес за грибами, крапивой и цветами для чая.

54. Будучи молодым, он спал в гробу, который держал у себя под кроватью, чтобы никто не увидел его подвига. Один келейный ученик сказал нам, что в 82-летнем возрасте он спал, подложив под голову деревяшку. А в последние годы жизни батюшка не ложился даже на маленький топчан, стоявший у него в келье. Местом его отдыха была та же деревянная скамеечка, на которой он сидел во время молитвы.

55. В Крещенский сочельник 2001 года отец Онуфрий причастился Тела и Крови Господних в последний раз, готовясь к вечному путешествию. А в день великого праздника Крещения Господня переселился на Небеса, во славу и свет Пресвятой Троицы.

56. Говорил ученик отца Онуфрия: «Отец Клеопа проповедовал Бога ради, а отец Онуфрий молчал Бога ради». Вот два пути, ведущих ко спасению!

57. Высокопреосвященный Даниил, митрополит Молдовы (с 2007 года – Патриарх Румынии), в слове, сказанном на погребении отца Онуфрия, говорил: «В праздник Крещения Господня, когда Небеса отверзлись и Святая Троица сошла на землю, душа батюшки вознеслась на небеса. Так возлюбил Бог отца Онуфрия».

58. Когда ушел из жизни этот великий исихаст наших дней, один монах, вдохновляемый Духом Святым, сказал: «Ушел столп румынского монашества». Так оно и есть, поскольку он был человеком молитвы, молчания и смирения. Монахом святой жизни, духовно назидавшим всех нас.

Всемилостивый Бог да упокоит его в сонме святых, дабы он молился о душах наших!

Конец и Богу слава! [3]


[1] Из книги: Архимандрит Иоанникий (Бэлан). Румынский патерик [Arhimandrit Ioanichie Bălan. Patericul Românesc. Ediția a VI-a. Editura Mănăstirea Sihăstria, 2011].

[2] Семью славословиями в Румынии называют суточный круг богослужений, по слову псалмопевца: «Седмерицею днем хвалих Тя о судьбах правды Твоея» (Пс. 118: 164). В него входят: вечерня, повечерие, полунощница, утреня с 1-м часом, час 3-й, час 6-й и час 9-й. Чтение суточного круга богослужений входит в правило монаха.

[3] Из книги: Архимандрит Иоанникий (Бэлан). Румынский патерик [Arhimandrit Ioanichie Bălan. Patericul Românesc. Ediția a VI-a. Editura Mănăstirea Sihăstria, 2011].


(Часть 1)



Источник: сайт Сретенского монастыря

101