«Румынский патерик»: Архимандрит Клеопа (Илие). Часть 3

18 октября 2022

1a.jpg
Архимандрит Клеопа (Илие)


Дела и изречения. Продолжение

42. Еще говорил отец Клеопа: «Во время чистой молитвы, когда наше сердце купается в слезах и закипает в клокоте плача, и когда пройдут эти моменты, тогда ты видишь, сколько миллионов немощей лежит в уме и сердце нашем. А мы их не чувствуем! Пребываем в нечувствии, во сне, рассеянии, очерствении, окаменении. Нам кажется, будто мы, "слава Богу, не сделали такого-то греха". Но они все у нас есть, и мы – источник всякого греха и всякого беззакония в каждый миг. А поэтому, коль скоро мы каждый миг грешим, то каждый миг нам необходимы трезвение, хранение ума, молитва и умиление пред Богом. Это то, о чем говорил великий пророк Давид: яко беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну (Пс. 50: 5)».

4.jpg

43. Говорил однажды отец Клеопа о молитве: «Сначала идет молитва уст. Затем молитва ума. Но молитва ума не совершенна. Божественные отцы называют ее половиной молитвы, или птицей с одним крылом, или одноногой молитвой. Надо возводить эту молитву от понимания умом к ощущению сердцем. И когда мы произносим молитву устами, и понимаем ее умом, и чувствуем сердцем, она становится сферической, круглой, в движении души нашей. Эта молитва гораздо совершенней и называется молитвой сердца. Молитвы сердца, говорит святой Исаак Сирин, едва ли достигает один из десятков тысяч». В другой раз сказал: «Божественный отец Исаак Сирин говорит: "Человек, сойди умом в клеть сердца твоего, и тогда ты достиг неба". Ибо она и есть клеть неба, Царства Небесного. А кто сказал нам, что Царство Небесное в сердце нашем? Христос. Не сказал ли Он: Царствие Небесное внутрь вас есть (Лк. 17: 21)? Так что Царство Небесное – в нашем сердце. И когда мы умом достигаем сердца, мы достигаем Царства Небесного».

44. Иногда отец Клеопа говорил: «Ум должен сойти в сердце, ибо сердце – это клеть ума. Это клеть, о которой Христос говорит: Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно (Мф. 6: 6). Вы думаете, что клеть – это та комната, которая сделана из дерева, дом? Если понимаете это так, вы следуете букве. Между тем Божественные отцы понимают это совсем по-другому. Три двери тебе надо затворить, когда молишься: дверь деревянную, дверь уст – для слов, чтобы не говорить ни с кем, кроме Бога, и дверь сердца – для духов, чтобы сойти умом в клеть сердца. Ибо сердце – это клеть ума».

45. Говорил однажды батюшка: «Посредством молитвы ум должен соединиться с сердцем. Это молитва ума в сердце, и это молитва чистого сердца. Но только знайте, что ум, сходя в сердце, проходит через два мытарства, или препятствия, чтобы соединиться с сердцем. Сначала стоит мытарство воображения, представления, а второе – это мытарство рассудка у ворот сердца. Мудрый человек в мгновение времени проходит их».

46. О мытарстве воображения отец Клеопа говорил так: «Самый краткий закон молитвы – не представлять себе ничего, когда молишься. Ибо представления бывают трех видов: плохие, хорошие и священные. Не принимай никаких представлений. Ибо если остановишься на представлении, ты не сможешь войти умом в сердце во время молитвы. Во время молитвы нельзя представлять себе ничего. Ни священных образов, ни даже Христа на Святом Кресте или на Суде. Ибо все представления находятся вне сердца, и если станешь поклоняться им, ты поклоняешься не Христу».

47. О молитве сердца говорил: «Но основанием делания является не сладость и не теплота сердечная. Основание делания – это сокрушение сердца, покаяние, сердечная боль о грехах и слезы раскаяния, льющиеся тогда. В этом состоянии душа наша вкушает столько блаженства, столько легкости, столько теплоты и сладости духовной, что, придя в себя после этого состояния единения с Иисусом Христом в сердце, не может сказать и трех слов. Какие блаженные минуты, какую сладость, какую радость испытывала она в сердце своем! И если бы делатель молитвы пробыл в этом состоянии час или два, с умом, сошедшим в сердце, то есть чтобы ум соединился с сердцем, то, когда очнулся бы, неделю или две в его сердце уже не могла бы войти ни одна мысль из мира сего. Небо сердца его так очищается, что воздух сердца бывает полон делания Духа Святого. Блаженно сердце, напоившееся слезами покаяния и великой любовию из единения с Иисусом Христом. Духовная любовь, которую описать язык не в силах».

48. Иногда батюшка рассказывал нам о встречах, которые у него были со старцами, преуспевшими в молитве сердца, когда он отшельничал в лесу, и о духовном опыте этих старцев. Но мы-то знали, что на самом деле речь идет не о других, а о самом отце Клеопе, смирявшемся и не желавшем говорить о себе, что у него были такие опыты, чтобы избежать похвал и славы человеческой. Затем говорил: «Вы спросите меня: "А что делать нам, батюшка, большинству людей, не владеющих этой духовной молитвой? Мы что, погибнем?" Нет! Но если уж речь зашла о молитве, то я показал вам, какова истинная молитва. Это не значит, что если я не молюсь, то и другому говорить не должен. Я тоже не молился так во всю мою жизнь! Но это не значит, что мы не знаем. Ведь незнание – это слепота души.

Но только знаешь, что говорит бес гордыни и нечувствия, если у нас появится хоть слезинка на молитве? "Вот, теперь ты помолился необыкновенно!" Эхе-хе! А сколько еще отсюда до чистой молитвы? Как от земли до неба! Я говорил вам, что молитва в своем возрастании не имеет предела, потому что соединяется с Богом и поэтому не имеет границ». Еще говорил отец Клеопа: «Не в силах человека восходить по ступеням молитвы. Человеческое здесь только воля. Чтобы он хотел молиться Богу, как может, а сподобиться высоких молитв – это делание, зависящее от благодати Божией».

8a.jpg

49. В другой раз рассказывал нам старец: «Однажды я был арестован органами безопасности в монастыре Слатина, и потом меня повезли в Фэлтичень (соседний уездный город). Здесь избили и бросили в подвал, где горело множество лампочек. Все входившие туда выходили уже полоумными. Бросили и меня, чтобы я лишился рассудка. И я ничего не видел глазами и изнемогал от жары. Тогда я свел ум в сердце молитвой Иисусовой. Через час меня вытащили, и все удивились, что я еще разговариваю и иду без посторонней помощи».

В другой раз батюшка говорил: «Когда молимся, будем молиться как можем. Святой Макарий наставляет нас: "Человече, я знаю, что ты не умеешь молиться, но дам тебе совет: молись как можешь, но только молись часто". Ибо от частой молитвы человек начинает учиться молитве истинной.

50. Батюшка говорил, что первый грех, исходящий из разумной части души, – это забвение. То есть мы забываем о благодеяниях Бога, о присутствии Божием, о страхе Божием. Затем от забвения приходит холодность. А трезвение рождается из страха Божия, страх же Божий рождается от веры. Затем говорил старец: «Напрасно ты бьешь тысячи земных поклонов, и держишь невесть по сколько дней пост, и другие великие подвиги несешь, если не хранишь своего ума. Ибо говорит святой Исихий: "Нам не нужно ничего для того, чтобы спастись, кроме трезвенного ума". А хранение ума состоит из трех вещей: чтобы мы трезвились (чтобы трезвились умом в отношении того, о чем думаем), затем чтобы противились греху умом и, наконец, чтобы призывали имя Господа Иисуса молитвой ума. Ведь между хранением ума и молитвой ума такая же связь, как между телом и душой. А хранить ум – значит сокрушать главу змия». Еще говорил отец Клеопа: «Братия, нам надо иметь сыновнее сердце к Богу, ум судьи к себе, а к ближнему – сердце матери».

51. На исповеди батюшка часто давал братиям и такой совет: «Оказывай послушание с любовью и с молитвой "Господи Иисусе" в уме и сердце. Тогда у тебя будет и Марфа, и Мария. Марфа, то есть тело, работает, а Мария сидит у ног Господа. Исполняющий послушание с любовью и молитвой "Господи Иисусе" литургию совершает, а кто исполняет послушание без молитвы, тот несет подневольный труд».

Однажды отец Клеопа сказал брату: «Если бы вы знали, сколько я по ночам молюсь в слезах о том, чтобы вы имели любовь между собой…»

Сказывал иногда батюшка: «Святой Исаак Сирин говорит, что признаком милости Божией являются слезы на молитве. Когда видишь, что Бог посещает тебя многими слезами на молитве, – это знак того, что милость Божия коснулась глаз твоих и этими слезами покаяния и великой любви хочет тебя очистить, просветить, омыть от грехов и показать тебе, какова настоящая молитва». В другой раз говорил: «Не все слезы хороши. Кроме хороших слез, текущих из любви к Богу, или из страха Божия, или из страха смерти и мук адовых, есть слезы естественные и слезы плохие. Средние слезы, то есть естественные, ни хороши, ни плохи. Естественны также и слезы от боли, страдания и печали. Плохими и предосудительными являются те слезы, которые рождаются из тщеславия, или гнева, или сластолюбия, или из-за потерь. А нам, как толковым садовникам, орошающим свою ниву, надо все слезы, которые приходят к нам, даже если они сначала и не относятся к благим, обращать в благие слезы».

52. Батюшка советовал людям не верить снам и видениям, а, напротив, смиренно отвергать их, чтобы не быть обманутыми диаволом. О снах говорил: «Все сны от бесов. Только те, которые возвещают смерть и Суд, те от Бога. Но если они ввергают тебя в отчаяние, они тоже от бесов». Иногда рассказывал, как он сам был искушаем, когда отшельничал в пустыне. Он ощущал благоухание лилий и роз, стоило ему захотеть читать акафист Покрову Пресвятой Богородицы. Но батюшка не захотел принимать этого и молился Матери Божией отвести от него это благоухание, что и произошло через 40 дней.

53. Когда отец Клеопа отшельничал в пустыне, явился ему бес блуда и говорит: «А что, если бы ты впал в грех?» А батюшка сказал: «Я в любое время могу пасть, ибо что такое мужчина и что такое женщина? Тлен и зловоние! Только благодать Божия держит нас». В другой раз, тоже когда подвизался в пустыне, его снова мучил бес блуда. А отец Клеопа стал прыгать голыми пятками на колючки и так избавился от этого лютого демона.

91.jpg
Архимандриты Иоанникий (Бэлан), Клеопа (Илие) и Арсений (Папачок) в келье старца Клеопы

54. Когда монастырские братия спрашивали его, чем он питался, когда жил в пустыне, батюшка говорил, что один лесник приносил ему картошку, и он подсчитывал картофелины, чтобы хватило примерно по одной на день. Но одному близкому ему духовному батюшке сказал, что он ел и землю, но только не хотел, чтобы об этом знали другие.

55. Однажды, когда отец Клеопа скрывался в горах вместе со своим учеником иеромонахом Арсением (Папачоком), в лесу разыгралась буря. Отец Арсений звал отца Клеопу к себе, а отец Клеопа настаивал, чтобы отец Арсений пришел к нему. В конце концов отец Арсений оказал послушание и пошел к отцу Клеопе. И тут же грянул оглушительный гром и молния ударила прямо в то дерево, под которым только что прятался отец Арсений. Вот что значит послушание![1].



[1] Из книги: Архимандрит Иоанникий (Бэлан). Румынский патерик [Arhimandrit Ioanichie Bălan. Patericul Românesc. Ediția a VI-a. Editura Mănăstirea Sihăstria, 2011].


(Окончание следует)



Источник: сайт Сретенского монастыря

Возврат к списку

110