Личность митрополита Филарета в истории Полоцкой обители

12 января 2022

21.jpg
Праздничные богослужения в Спасо-Евфросиниевском монастыре 4 июня 2011 года.


«Я – сын Церкви, и делал только то, чему Она меня научила»

Личность митрополита Филарета в истории Полоцкой обители по воспоминаниям сестер Спасо-Евфросиниевского монастыря


«Память о нем не погибнет, и имя
его будет жить в роды родов».

Сир. 39:12

«Я благодарен Господу за каждый год моего архиерейского послушания.
Для меня оно было и будет бесценным даром. Что я сделал
за это время – рассудят люди и история»
.

Митрополит Филарет (Вахромеев)


20.jpg
Митрополит Филарет, Почетный
Патриарший Экзарх всея Беларуси

12 января 2021 года закончился земной путь Высокопреосвященнейшего митрополита Филарета, Почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Отныне 12 января – день памяти владыки Филарета, день его рождения в вечную жизнь.

В одном из интервью на вопрос корреспондента: «Что значит для монаха и для архиерея день рождения?» – владыка ответил: «Для меня день рождения – это благодарная память моим родителям, предкам. Повод вспомнить друзей юности и молодости, учителей и наставников. Это немного ностальгии по тем временам, когда и деревья были больше, и вода холодней, и небо выше. Это грусть о том, чего уже нельзя исправить. Это благодарность за то, что ты нужен людям»[1]. А на вопрос: «Какой подарок Вы бы сделали сами себе, если бы имели для этого все возможности?» – он дал ответ: «С возрастом самым большим подарком является время»[2].

Благодарность. Признательность. Похвала. Ныне эти слова мы адресуем дорогому и незабвенному владыке Филарету, Почетному Патриаршему Экзарху всея Беларуси, который в 1978 году возглавил Церковь на белорусской земле.

Жизнь каждого человека уникальна, и Господь назначил определенное время для нее: «Не определено ли человеку время на земле, и дни его не то же ли, что дни наемника?» (Иов 7:1). Это именно то время, которое, по словам владыки Филарета, с возрастом является «самым большим подарком». Каждый его день был настоящей маленькой жизнью, и время для него было растяжимо, потому что каждая секунда его была наполнена глубоким содержанием, и каждое мгновение он проживал так, «дабы не постыдиться, будучи призванными потомками на суд»[3]. Сам он вспоминал, что «по плотности событий час был, как день, неделя – как месяц, месяц – как год»[4]. И лишь итоговые глобальные события явственно говорили о запредельном для человека напряжении, с которым владыка жил всю свою жизнь, отдавая себя без остатка Церкви и каждому человеку. Он говорил, что «ценность времени, в котором живет человек, измеряется плодами его деятельности на ниве, засеянной семенами любви и добра»[5]. Так, сегодня плодами созидательной деятельности митрополита Филарета полнится вся наша белорусская земля.

Он был настоящим, стойким в своих убеждениях, любящим Бога. А «любящим Бога все содействует ко благу» (Рим. 8:28).

По воспоминаниям насельницы Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря схимонахини Марфы (Ковалевич), получив назначение на Минскую кафедру, митрополит Филарет совместно с секретарем епархии должен был нанести визит Уполномоченному по делам религий при Совете Министров БССР. Секретарь, знавший сложившиеся местные обычаи, надел обычный штатский костюм, а митрополит поехал на прием в рясе и белом клобуке. «До него все духовенство приезжало решать церковные дела с Уполномоченным только в костюмах. Владыка первым преодолел этот барьер. В те годы такой шаг митрополита стал первым шагом белорусского архиерея на долгом пути признания за Церковью ее достоинства»[6]. Именно благодаря выдающейся личности митрополита Филарета «на благословенной Белорусской земле между Церковью и государством стало возможным и во многом сложилось плодотворное сотрудничество, знаменуя собой принципиально новые в истории взаимоотношения государства и Церкви»[7].

Светлые и трогательные воспоминания насельниц Полоцкой обители позволяют дополнить образ святого владыки и дают точное представление о почтительном и благоговейном отношении людей к нему. Так, игумения Свято-Рождество-Богородицкого женского монастыря города Бреста Александра (Жарин), которая начинала свой монашеский путь в Жировичском монастыре, рассказывает, как «в 1982 или в 1981 году митрополит Филарет ехал в поезде из Москвы вместе с отцом Леонидом Божко, который всегда сопровождал владыку в поездках. Ехали они в двухместном вагоне высшего класса, сидели, разговаривали. А в соседнем купе ехали большие чиновники. Через час езды к ним кто-то постучался. Зашли двое мужчин высокого звания. Один подал руку, поздоровался, а другой упал на колени и говорит: “Владыка, благословите”. Владыка благословил и спрашивает: “Чем могу служить?” Отец Леонид вышел и не знает, о чем они разговаривали, но его поразило, что мужчина упал на колени и просил благословения. Это было безбожное время, а они брали благословение»[8].

Схимонахиня Марфа рассказывает, как в 1983 году она ездила в Ванкувер на конференцию Всемирного Совета Церквей: «Нас послали как представителей монашества Русской Православной Церкви. Митрополит Филарет тогда был председателем Отдела внешних церковных связей и решил послать именно нас, потому что нужны были представители женского монашества. И там, в Ванкувере, к нам подходили и в лицо говорили: “Вы не настоящие монахини. В России сейчас нет ни монастырей, ни монахинь”. В Ванкувере мы были почти неделю. Проходили разные заседания, нас распределяли по группам для общения с инославными, и все обращали внимание на наше общение с духовенством. Когда участники нашей группы сидели и вошел митрополит Филарет, все встали. Потом ему сказали: “Какое у Ваших монахинь уважение к высшему сану!”»[9]

В сложнейших исторических условиях и только благодаря тонкой дипломатии митрополита Филарета, его исключительному благородству, природной деликатности и колоссальной работоспособности в нашей стране вновь зазвучали церковные колокола и Церковь возродилась во всей своей полноте. Служение владыки Филарета на белорусской земле – одна из ярчайших страниц нашей истории.

В 1989 году на территории Беларуси существовала только одна Минская епархия и единственная монашеская обитель – Свято-Успенский Жировичский монастырь, где, кроме братии, нашли приют насельницы закрытых Полоцкого и Гродненского женских монастырей.

«Со времени переезда сестер из Гродно и Полоцка в Жировичи не существовало приема в женский монастырь, – вспоминает игумения Евдокия (Левшук). – Власти ждали, что те сестры, которые были приняты до этого времени, умрут, и монастырь прекратит свое существование. Но с приездом владыки Филарета эта установка, с Божией помощью, разрушилась, и по его благословению стали прописывать по три сестры в год»[10].

И действительно, всего за год своего пребывания на Минской кафедре митрополит Филарет добился официального разрешения на прописку послушниц в монастыре. «Помню, – продолжает свои воспоминания игумения Евдокия, – как владыка Филарет позвонил в праздник Благовещения, поздравил матушку и сказал: “Вот Вам благая весть: сегодня получили разрешение на прописку трех сестер”»[11].

«Мы отслужили благодарственный молебен, – вспоминает схимонахиня Марфа. – Митрополит говорил, что можно было инфаркт получить, чтобы прописать сестру в монастыре. Так было трудно тогда! Это были его слова. Митрополит в то время был за границей еще экзархом Средней Европы. С ним считались, и он умел все преподнести и сказать так, словно мы ничего сверхъестественного не требовали. Умел доказать, что религия существует, что Православная Церковь существует. Как-то его так Господь умудрял.

Помню, когда он был в Минске, я слышала его разговор с министерскими работниками. Он говорил им: “А что я скажу, если меня спросят там, за границей?” Власти боялись, чтобы ничего не просочилось от нас за границу. Поэтому он первый и пробил эту стену, и тогда начали и братию прописывать. И потом новых молодых сестер тоже прописывали.

Помню, у нас всегда к приезду митрополита Филарета матушка приурочивала одевать послушниц. Как-то раз митрополит Филарет приехал с митрополитом Ювеналием (Поярковым), и несколько послушниц пошли к ним за благословением. Митрополит Филарет всегда окроплял святой водой их одежду и их самих, благословлял и говорил: “Ну, сестры, кто вы теперь? Вы теперь послушницы. Послушницы! Ну вот! Смотрите! Это слово очень важное. Теперь – беспрекословное послушание игумении и всем сестрам”. Всегда был духовный подъем в ожидании этого торжественного момента. Настоящее духовное торжество. Внутри – необъяснимое радостное чувство. Владыка Филарет постригал всегда четко, выразительно, чинно»[12].

1-Спасо-Евфросиниевский монастырь. Фото 1960-х годов.jpg
Спасо-Евфросиниевский монастырь. 1960-е годы.

Монахиня Магдалина (Остапук) подтверждает, что все постриги проходили «очень торжественно, и каждое слово было четким и ясным. Ему подавали рясу, камилавку, апостольник, и он сам одевал. Лично. Ему только подавала игумения. Или наместник, если братию постригали. Сам одевал и пуговицы застегивал»[13].

У него было особое отношение к монашествующим. Послушница Лидия (Долмат), насельница женской общины Жировичского монастыря, вспоминает интересный случай того времени, когда сестры Полоцкого монастыря жили в Жировичах: «В то время митрополит Филарет приезжал сюда только на великие праздники: на Пасху, Рождество. И когда приезжал, всегда ходил по кельям. И все ждали его с такой радостью! Это было сверхъестественное событие. В монастыре такая служба была торжественная, такие проповеди глубокие! Каждое его слово западало в душу.

Напротив кухни жили две сестры-близняшки: матушка Екатерина и матушка Варвара. Они были очень маленького роста, как будто детки второго-третьего класса. Всегда такие миленькие. Жили в одной келье и всегда на службу ходили под ручку. На Пасху владыка зашел к ним, чтобы поздравить, а они сидят, как голубки, на кроватках и спрашивают: “Владыченька святый, владыченька святый, скажите, как нам душу спасти?” Митрополит посмотрел на них и говорит: “О, матери, это я у вас должен спросить, как. Вы всю жизнь прожили в монастыре, и вы у меня спрашиваете. Это я у вас должен опыт перенимать”»[14].

Послушница Лидия рассказывает и о заботливом отношении владыки Филарета к детям. «Когда он приезжал в Жировичи, тогда мало детей ходило в храм. Некоторые мирские люди, которые уже были в возрасте, молились, и паломники иногда приезжали – бабулечки из соседних деревень. Мои две девочки ходили в храм, девочки отца Георгия и две девочки отца Александра. Шесть девочек постоянно ходили в храм. Митрополит сам их причащал. И вот как-то на праздник он сказал: “Соберите этих деток, пусть они ко мне придут”. Мы им передали, он назначил время, и они пошли к нему в братский корпус на второй этаж в митрополичьи покои. Владыка дал им наставление, сказав, что они хорошо и правильно делают, что в храм ходят. Сказал: “Постоянно будьте с Богом. И вот вам для назидания, для чтения, чтобы вы постоянно помнили о Боге, детские Библии”. А в то время никто вообще не видел детские Библии. Голубого цвета, иллюстрированные. И сам подписал: “Отроковице…” И сказал, чтобы они обязательно читали. У нас они до сих пор есть, как память о владыке. И благословение его, чтобы они все время были с Богом, тоже на всю жизнь. Моя меньшая дочка очень прочувствовала это, и когда он приезжал, она его все время встречала с цветами. Стояла возле братского корпуса с букетом. Обычно он приезжал вечером. А наутро, когда он шел на службу, она опять стояла возле храма и встречала его. И так было постоянно, пока она не закончила школу”[15].

Особое место в жизненном временном отрезке митрополита Филарета занимали неустанные труды, связанные с восстановлением Полоцкого монастыря и его святынь. С первых дней своей архипастырской деятельности на белорусской земле он стал уделять отеческое внимание судьбе обители преподобной Евфросинии. В своем Приветственном слове в день памяти преподобной Евфросинии и 1150-летия града Полоцка митрополит Филарет подчеркнул: «Именно Полоцкая земля с ее святынями и с ее святыми стала колыбелью духовного, государственного и культурно-национального устроения современной Беларуси… Размышляя над историей Полоцка, мы видим, что в верности христианским заповедям и духовным ценностям, в нелицемерном патриотизме, в следовании традициям духовного просвещения и светской образованности заключено будущее не только этого древнего города, но и Беларуси в целом. Воплощение этих радостных перспектив, открытых перед нашей страной, в немалой степени лежит на каждом из нас»[16].

И «каждый из нас» – это, прежде всего, дорогой наш владыка, который все эти годы был для ближнего примером удивительной стойкости и исключительного мужества. Сколько нужно было иметь духовной отваги, силы, твердости, терпения и непостижимой ко всем любви, чтобы растопить теплохладность суетного мира и разрешить все недоумения! Это был поистине каждодневный, ежечасный подвиг величайшего человека, который был убежден: «Нужно одно – быть преданным Христу и не бояться смущений»[17].

Схимонахиня Марфа (Ковалевич) вспоминает: «Когда в Минске проходил праздник Крещения Руси, тогда была приглашена матушка схиигумения Евфросиния, я и еще одна сестра или две. Тогда в Минске было очень большое торжество. Отвели зал в Большом театре. Помню, когда митрополит Филарет делал доклад и начал рассказывать, что мы посетили министра по делам религий в Москве, задали ему наши вопросы и обратились с просьбой об открытии семинарии в Жировичах и об открытии и возрождении Полоцкого монастыря, аплодисменты не смолкали в течение 10 минут. Митрополит стоял и не мог говорить дальше. Аплодировал весь зал, стоял гул, у всех на лицах были сияющие улыбки. Я и раньше слышала от митрополита, что у него зарождались мысли и идеи о возрождении обители»[18].

По словам архимандрита Серафима (Петручика), наместника мужского монастыря Преображения Господня в агрогородке Хмелево, Полоцкий монастырь отдали Церкви именно благодаря митрополиту Филарету, «благодаря его авторитету. Владыка Филарет – это эпоха для всей русской Церкви. Потому что с его приходом начали открываться монастыри и строиться новые храмы. Он умел расположить к себе людей. Он и ректором был, и председателем Отела внешних церковных сношений, и политиком был. Это мудрый человек. Его можно назвать не архиереем, а иерархом. Таких уже нет. Это именно то поколение, на котором держалась Церковь. Это Моисей для белорусского народа. Он вывел белорусский народ из плена атеизма»[19].

Монахиня Феодора (Чебан) убеждена, «что открытию монастыря еще очень поспособствовало сугубое отношение владыки Филарета к монашеству, его особая дипломатия с высшими инстанциями и начальниками городских властей и страны. Монастырь в Полоцке начал свое возрождение благодаря позиции митрополита Филарета, благодаря его духовному и политическому влиянию. Нас, монашествующих, он очень любил и был как родной отец для нас»[20].

«Этот великий и многогранный Человек, Отец и Учитель, всем своим любящим сердцем впитал истинный монашеский дух, – писала монахиня Сергия (Бульчик). – Он сам прежде всего оставался монахом и часто повторял, что “стезя монаха – это путь послушания”, поэтому был всегда истинным послушником Церкви, воспитывая нас своим личным примером»[21].

2-Кресто-Воздвиженский собор. Фото 1980-х годов.jpg
Кресто-Воздвиженский собор. 1980-е годы.

В 1961 году Спасо-Евфросиниевская обитель была закрыта. Часть насельниц переехала в Жировичи, другие уехали за пределы республики, а остальные остались жить в Полоцке и Полоцком районе у родственников и знакомых, продолжая посещать Спасский храм и ежедневно молясь у святых мощей преподобной Евфросинии. Бывшие насельницы монастыря следили за порядком в храме, пели, читали и ухаживали за святыми мощами. После закрытия Спасо-Евфросиниевского монастыря в 1961 году Спасо-Преображенская церковь с мощами преподобной Евфросинии была передана на попечение приходской общины и долгие годы являлась единственным действующим храмом в Полоцке и его окрестностях.

Поскольку единственной подлинной целью закрытия Спасо-Евфросиниевского монастыря было его уничтожение, а не использование для народных нужд, в 60-е годы власти выселили сюда весь «беспокойный контингент», который не желали видеть в центре города. Так, кроме офицеров и прапорщиков, здесь поселились зэки и бомжи, что создавало особую, далеко не спокойную атмосферу на территории закрытой обители.

Кресто-Воздвиженский собор был разделен на ячейки, в которых одни жильцы складывали дрова, другие держали кур и кроликов, третьи загоняли мотоциклы вместо гаража. Алтарь под самые окна был забит мусором. Куполá на соборе были проломаны, крестов не было, на крыше росли березки. Возле Спасского храма была натянута волейбольная сетка. Людей в церковь ходило мало, так как из-за этого у них могли быть неприятности по месту работы или учебы.

В 1985 году местные власти решили приспособить Кресто-Воздвиженский собор под планетарий, Спасо-Преображенскую церковь закрыть для богослужений и сделать музейной, сестринские корпуса отдать туристам, а верующим временно предоставить трапезный храм. Тем самым они собирались окончательно освободить город и его окрестности от «религиозного дурмана». С решением горисполкома согласились настоятель Спасской церкви, ее староста, заместитель старосты и казначей. Они поставили под этим проектом свои подписи, решив лишить великой святыни Полоцкую землю и Церковь. Однако случилось непредвиденное. В самое короткое время все лица, подписавшие бумаги о согласии на закрытие Спасской церкви, друг за другом скончались. Стало ясно, что за древнюю святыню началась тяжелая духовная борьба, что ее будут охранять иные силы и, прежде всего, сама преподобная Евфросиния.

Поскольку люди, которым было поручено сбережение святыни, к тому «призванные, не были достойны» (Мф. 22:8), Господь послал новых «делателей на жатву Свою» (Мф. 9:38). Когда встал вопрос о выборе новой старосты Спасо-Преображенского храма, единогласным решением причта на эту должность была избрана певчая Татьяна Никодимовна Храповицкая[22], уже известная приходу тем, что многих людей приводила ко святому крещению. Прихожане хорошо ее знали и уважали. Ее кандидатуру на должность старосты утвердил и горисполком, и с этого времени на ее плечи легли все труды и борьба за сохранение храма.

Ознакомившись с проектом властей об «освоении» строений обители, Татьяна Никодимовна провела заседание нового церковного совета, члены которого подписали документ о недействительности ранее полученного властями согласия прежнего церковного совета о передаче монастыря под музей, поскольку оно было принято без извещения и учета мнения верующих.

Новая староста поехала в Печоры к отцу Иоанну (Крестьянкину), который благословил ее съездить к митрополиту Филарету в Минск. С этого времени начался совместный героический созидательный труд, направленный на восстановление Полоцкой обители.

Игумения Евдокия уверена, что «в данном случае открыть монастырь было не в силах одного человека. Сила – в народе. Митрополит очень желал, чтобы Полоцкий монастырь был открыт, и стремился к этому всем своим существом, но это было очень непросто»[23]. А митрополит Филарет отмечал: «Каждый из нас, являясь органом или частью единого Тела Церкви, выполняет свою личную функцию, притом сама эта функциональность возможна только в составе целого. От нашей слаженности, от личного нашего взаимодействия во Христе зависит и история нашей личной жизни, и история всей Церкви»[24], и «мы, следуя нашему святому Серафиму Саровскому, должны возлюбить мир и научиться строить свою жизнь, скромно и честно выполняя свою христианскую миссию, поучая друг друга не столько словами, сколько делами, уязвляя души друг друга личным примером и любовью искренней»[25].

«Наш монастырь должен был стать туристическим комплексом, – вспоминает игумения Евдокия. – Татьяна Никодимовна вела тяжелую борьбу за обитель. Она постоянно ездила к митрополиту Филарету. Он ее направлял и давал советы. Эти поездки были хорошо законспирированы, потому что за ней следили. Она сначала ехала к отцу Иоанну (Крестьянкину) в Псково-Печерский монастырь, рассказывала о своих трудностях. Потом переодевалась и, выйдя через другие двери, ехала к владыке Филарету. Обсуждала с ним дальнейшие действия, получала благословение и возвращалась в Полоцк. Они подключили народ. Люди писали письма, собирали подписи. В 1989 году в горисполкоме состоялось собрание, на котором монастырь удалось отстоять»[26].

4-Богослужение перед Спасским храмом. Фото-1980-х годов.jpg
Богослужение перед Спасским храмом в день памяти прп. Евфросинии. 1980-е годы.

Усердием и трудами прихожан Спасская обитель преобразилась менее чем за два года. В 1989 году был отреставрирован Трапезный храм, в начале 1990 года – Кресто-Воздвиженский собор. Следующим шагом должен был стать переезд сестер из Жировичского монастыря в Полоцкий. Но люди, жившие в то время на территории Полоцкой обители в монастырских корпусах, стали всячески затягивать свое переселение, стремясь получить от этого выгоду. Наконец, было принято решение: чем скорее сестры переедут в Полоцк, тем скорее освободятся и остальные помещения.

Схимонахиня Марфа вспоминает: «В 1989 году митрополит Филарет благословил нас поехать в Полоцк на праздник преподобной Евфросинии. Нас было четверо: мать Феврония, мать Елевферия, мать Наталия и я. Мы ездили на легковой машине. Тогда собор еще стоял в лесах. Службу, которая проходила на улице, возглавлял митрополит Филарет. Во время литургии рабочие стояли на лесах. И, помню, митрополит в проповеди их поздравлял, благодарил их за труды. Красиво так говорил.

В 1990 году на праздник мы уже приехали целым автобусом»[27].

А 3 июля, по благословению владыки Филарета, 14 сестер во главе с монахиней Марфой приехали в Полоцк навсегда. «Когда мы переезжали в Полоцк, митрополит Филарет отметил, что милостью Божией, заступничеством Царицы Небесной и мудрым управлением начальствующих и мужского и женского монастыря за 30 лет не было никаких неприятных инцидентов»[28], – вспоминает схимонахиня Марфа.

Сам владыка говорил о том, что у него было множество бессонных ночей, пока он не добился открытия Полоцкого монастыря. Поистине, он прозревал будущее, подтверждая библейские слова: «все дела Господа прекрасны, и Он дарует все потребное в свое время; и нельзя сказать: “это хуже того»”, ибо все в свое время признано будет хорошим» (Сир. 39:40-41) и «не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод» (Ин. 15:16).

Так, в ноябре 1990 года из Жировичского монастыря в Полоцкую обитель прибыли еще три сестры, а 23 сентября 1991 года – вторая группа сестер из восемнадцати человек с игуменией Евфросинией (Максимчук), которая возглавила Спасо-Евфросиниевскую обитель. В день их отъезда митрополит Филарет приехал в Жировичский монастырь, чтобы совершить по этому случаю молебен и лично благословить каждую насельницу.

С этого дня для полоцких сестер начались трудовые монашеские будни, полные неустанных трудов по дальнейшему восстановлению монастырских стен и рождения для жизни вечной человеческих душ.

Перед сестрами стояла весьма трудная задача: возродить историческую колыбель Православия на Белой Руси. В обители начались ремонтно-реставрационные работы. «Владыка Филарет контролировал все до мелочей, во все вникал. Он приезжал, звонил, интересовался, поддерживал. Он был вдохновителем всех наших дел»[29], – рассказывает монахиня Сергия (Бульчик). Постепенно освободились монастырские корпуса, куда провели водопровод, канализацию и подключили центральное отопление. В Кресто-Воздвиженском соборе положили новый гранитный пол. Приходская община перешла в Богоявленский собор. Свято-Евфросиниевский храм стал трапезным, благодаря чему расширилась кухня. К кухне была сделана пристройка, где разместилась трапезная для паломников.

Налаживалась и духовная жизнь обители. Первым и главным делом для приехавших сестер было устроение ежедневных служб. Все свои силы они отдавали на то, чтобы богослужения проходили утром и вечером. Митрополит Филарет отмечал, что «центром, средоточием церковной жизни является именно богослужение с его древним, многовековым чином и уставом. Вхождение в ритм и строй церковной службы, переживание праздничных циклов и постов, впитывание литургического богатства Православия – это чрезвычайно важно для понимания Церкви и жизни в ней»[30].

1-библиотека.jpg
В библиотеке Спасо-Евфросиниевского монастыря. 2013 год.

Постепенно начали формироваться фонды монастырской библиотеки и архива, которые были полностью утрачены. Значительное количество книг было пожертвовано митрополитом Филаретом. Владыка очень трепетно относился к монастырской библиотеке и архиву, рассматривая издание и собирание книг как важное направление монастырской деятельности. «Начав с нулевой отметки, владыка поднял на очень большую высоту издательское дело в Белорусской Православной Церкви, привлекая для издания литературы не только церковные, но и светские структуры»[31]. Монахиня Сергия рассказывает: «Благодаря митрополиту Филарету, его поддержке, его чуткому пониманию стало возможным создание в монастыре библиотеки, архива и издательства. Формировали фонды библиотеки, собирали материалы по истории обители – и фотографии, и документы. Все начиналось с нуля, и в этом была большая заслуга владыки. К сожалению, в годы лихолетья все имущество монастыря было утеряно. Потому он как ребенок вместе с нами радовался каждой найденной новой фотографии, каждому архивному листику. Владыка всегда проявлял повышенный интерес к созданию библиотеки; приезжая в обитель, он частенько делился с нами своими личными книжными собраниями»[32].

Трудами и молитвами Предстоятеля Белорусской Православной Церкви в духовную сокровищницу Православия на Белорусской земле начали привноситься восстановленные полоцкие святыни.

Первые усилия были направлены на реставрацию фресковой росписи XII века в Спасо-Преображенском храме обители. Работу начал минский художник-реставратор Владимир Васильевич Ракицкий, а продолжили группы российских и белорусских реставраторов под руководством Владимира Дмитриевича Сарабьянова (†2015) и Юрия Ивановича Малиновского.

5.jpg
Встреча митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси, в возрожденном Спасо-Евфросиниевском монастыре. 1992 год.

7-Богослужение в Сп-Евфросиниевском м-ре.jpg
Богослужение в Спасо-Евфросиниевском монастыре в день празднования 1000-летия Полоцкой епархии 27 сентября 1992 года.

К торжествам, приуроченным 1000-летию Полоцкой епархии и Православной Церкви на Беларуси, которые проходили 26–27 сентября 1992 года в Полоцке, по благословению митрополита Филарета для Спасо-Евфросиниевского монастыря петербургский иконописец Николай Богданов сделал список с древней Эфесской иконы Божией Матери. В канун юбилейных торжеств этот список древней Эфесской иконы Божией Матери был доставлен в Полоцк.

В ходе юбилейных торжеств было решено воссоздать Крест преподобной Евфросинии, исчезнувший в начале Великой Отечественной войны, который с 1161 года и доныне был и остается духовным символом Беларуси.

10.jpg
Воссозданный Крест прп. Евфросинии
Полоцкой в ставротеке. 2008 год

«Идея воссоздать Крест принадлежит владыке Филарету, – делится своими воспоминаниями игумения Евдокия. – Он дал задание своим сотрудникам разыскать материалы о Кресте. Были подключены московские ученые Татьяна Ивановна Макарова (†2009) и Леонид Васильевич Алексеев (†2008). Позже, по благословению владыки Филарета, уже к практической работе подключился брестский художник-эмальер Николай Петрович Кузьмич»[33].

«Почти три года велась подготовительная работа, – рассказывает Николай Петрович, – создавались эскизы, изучались детали полоцкого Креста... Все надо было искать и открывать опытным путем, и работа продвигалась невероятно медленно.

Владыка Филарет считал, что результаты художественных усилий находятся в прямой зависимости от моего духовного состояния. Поэтому он организовал для группы лиц, причастных к делу воссоздания Полоцкого Креста, паломничество в Святую Землю, которое длилось с 31 июля по 7 августа 1994 года…

Владыка митрополит совершил тогда Божественную литургию на Гробе Господнем, во время которой было освящено кипарисовое основание будущего воздвизального Креста. В тот же день основание святыни было освящено на Голгофе и на Гробе Пресвятой Богородицы. В празднование памяти пророка Божия Илии воздвизальный Крест был освящен у мощей преподобного Феодосия Великого в основанном им монастыре. Ведь именно здесь сама преподобная Евфросиния молилась во время своего пребывания во Святой Земле, а в 1173 году окончила свой земной путь и была погребена. Отсюда же гроб с ее мощами был перенесен в Киев, а в 1910 году – в ее родной город Полоцк.

Мы продолжали свой путь по Святой Земле. Здесь для Креста были закуплены драгоценные камни, которые пошли на его украшение. В ризнице храма Воскресения Христова, по благословению Патриарха Святого Града Иерусалима и всея Палестины Диодора II, были получены частицы Честнаго и Животворящаго Креста, Камня от Гроба Пресвятыя Богородицы, Камня от Гроба Господня, частицы святых мощей для их помещения в воссоздаваемый Крест»[34].

В последний день пребывания на Святой Земле Патриарший Экзарх совершил Божественную литургию в Иерусалимском кафедральном Свято-Троицком соборе, по завершении которой обратился к сослужащему клиру и к молящейся пастве: «Завершилось паломничество представителей Православной Церкви Беларуси, и мы просим сегодня всех вас молиться, чтобы Крест преподобной Евфросинии Полоцкой, сооружаемый нами, оставался символом духовного возрождения Белой, Великой и Малой Руси, всех земель Российских, и чтобы Господь оградил нас силою Своего Честнаго и Животворящаго Креста от всякого зла»[35].

8.jpg
Митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Беларуси освящает на Гробе Господнем в Иерусалиме кипарисовые основания для воссоздания Креста прп. Евфросинии. 1992 год.

Частицы мощей святого великомученика Пантелеимона Владыка Филарет привез из Брестского Свято-Никольского собора, куда они попали из местного музея. «У него не хватало частицы мощей архидиакона Стефана и Капли Крови Спасителя, – вспоминает игумения Евдокия. – Владыка знал, что правая рука архидиакона Стефана находится в Троице-Сергиевой лавре и надеялся, что там он возьмет эту частицу. А о Капле Крови Спасителя он уже и не мечтал. После того, как Крест был воссоздан и вынесен в Преображенском храме, владыка, прикладываясь ко Кресту, сказал: “Когда воссоздавали Крест, о Капле Крови я уже и не мечтал. Я приехал в Троице-Сергиеву лавру, и мне ризничий сказал, что они покрасили пол, и туда я не могу сегодня пройти, чтобы взять частицу мощей архидиакона Стефана. Но в этот день в дар монастырю кто-то принес древнейший мощевик. Это была большая доска с капсулами, и в каждой капсуле находилась какая-то святыня. Мне разрешили взять оттуда частицу мощей архидиакона Стефана”. И вот ризничий принес этот большой мощевик, положил перед владыкой Филаретом, а там первая капсула была с Кровью Христовой. Владыка говорит: “У меня мороз по телу пошел”. Он отделил Каплю Крови для Креста, а на следующий день взял частицу мощей архидиакона Стефана. И в этом Кресте, воссозданном Николаем Петровичем Кузьмичом, полностью заложены те святыни, которые были заложены в первом Кресте»[36].

26 сентября 1997 года, накануне престольного праздника Полоцкой обители, Крест, воссозданный по образу и подобию изготовленного в 1161 году, был доставлен в Полоцк. И ровно через год, 26–27 сентября 1998 года древнюю Полоцкую землю впервые посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. В Спасо-Евфросиниевской обители Его Святейшество возглавил праздничное всенощное бдение, за которым совершил чин Воздвижения Креста преподобной Евфросинии.

По завершении Божественной литургии Патриарх, приняв на руки Крест преподобной Евфросинии, возглавил крестный ход вокруг храмов обители. По окончании крестного хода с приветственным словом к Его Святейшеству обратился митрополит Минский и Слуцкий Филарет. Он огласил решение Священного Синода Белорусской Православной Церкви от 24 сентября 1998 года об учреждении ордена Креста преподобной Евфросинии Полоцкой. Эта высокая награда впервые была вручена Патриарху Алексию II «во внимание к трудам на благо Церкви Христовой». Святейший Патриарх с благодарностью принял врученную награду. «Я принимаю этот орден с молитвой о том, – сказал Предстоятель Русской Православной Церкви, – чтобы Крест преподобной Евфросинии Полоцкой укреплял меня в моем Патриаршем служении и в несении нелегкого Патриаршего креста... Поклоняясь святыне Белорусской земли – Кресту преподобной Евфросинии Полоцкой, мы просим, чтобы эта святыня помогла бы и нам на нашем жизненном пути»[37].

Во время этого визита Святейший Патриарх Алексий II и Высокопреосвященнейший митрополит Филарет освятили место строительства нового монастырского корпуса и поместили в фундамент нового здания капсулу с закладной грамотой. До этого к святым вратам Полоцкой обители примыкал лишь один двухэтажный каменный корпус, построенный в 1912 году и находящийся перед Кресто-Воздвиженским собором. Владыка Филарет позаботился и о новом жилом корпусе, и о композиции архитектурного ансамбля монастыря. Игумения Евдокия рассказывает: «Помню, что в один из приездов владыки Филарета мы с ним и Татьяной Никодимовной шли по территории монастыря и остановились на монастырской площади. Владыка повернулся к колокольне, посмотрел на старый корпус и, обратившись к Татьяне Никодимовне, сказал: “Вот с этой стороны надо построить такой же сестринский корпус, как этот. Аналогичный. Чтобы колокольня была в центре, а с двух сторон от нее были корпуса”[38]. И действительно, колокольня и жилой корпус, примыкающий к ней с правой стороны, напоминали птицу с одним крылом. «Татьяна Никодимовна тогда же обратилась в проектно-архитектурный отдел на “Нафтан”, – продолжает игумения Евдокия. – К нам прислали специалиста, которая измерила все детали в старом корпусе, потому что у нас не было точного проекта старого корпуса, а ведь владыка сказал, что должен быть аналогичный корпус. Потом нам на “Нафтане” бесплатно сделали проект нового корпуса. Да вознаградит их Господь!»[39]

14.jpg
Вид на колокольню и сестринские корпуса Спасо-Евфросиниевского монастыря. 2013 год.

С 28 декабря 1996 по 17 июля 1997 года владыка Филарет являлся временно управляющим Полоцкой епархией. Как любящий отец, он посещал Полоцкую обитель и совершал монашеские постриги. Сестры с особым благодарным чувством вспоминают общение с дорогим владыкой, его удивительную внимательность, сердечность и естественную простоту в общении. Посещение им Полоцкой обители для насельниц монастыря всегда было настоящим большим праздником. Монахиня Сергия вспоминает: «Был период, когда митрополит Филарет недолго управлял Полоцкой епархией и, при возможности, приезжал в Полоцк. В основном он останавливался при монастыре. За Кресто-Воздвиженским собором в корпусе на втором этаже была небольшая келья, где владыка проводил время, когда бывал в Полоцке. Однажды утром я зашла к нему. Владыка уже заправил кровать и подвязывал за веревочки шторы. Я ему говорю: “Владыка, мы же все это сами можем делать”. А владыка ответил: “Ну, я же в гостях, я должен вести себя прилично”. Там было два окна. Он подошел к одному, с видом на Спасский храм, и сказал: “Душа радуется”. Подошел к другому и произнес такую фразу: “Посмотришь на этот собор – и все страсти затихают”.

Владыка вел себя по-домашнему скромно. Его визиты были особым праздником для нас. Поздно вечером он мог спросить: “Сестры что делают?” Я отвечала: “Уже отдыхают”. Тогда он предлагал: “Давай потихонечку выйдем на улицу”. Для него важно было пройтись. Важна была эта тишина, чтобы никто к нему по дороге уже не мог подойти с вопросами. Ему хотелось побыть как-то наедине с обителью: с природой, с храмами»[40].

В 2004 году Патриаршему Экзарху всея Беларуси Филарету было присвоено звание «Почетный гражданин города Полоцка».

11-.jpg
Освящение памятника преподобной Евфросинии в городе Полоцке 28 сентября 2000 года.

28 сентября 2000 года митрополит Филарет совершил чин освящения памятника преподобной Евфросинии в Полоцке, на постаменте которого были выбиты слова: «Земле Полоцкая, красуйся и ликуй, возрастившая великую княжну, преподобную Евфросинию».

5 июня 2002 года, в день 900-летия со дня рождения преподобной Евфросинии, митрополит Филарет возглавил праздничные богослужения. Божественная литургия проходила в Софийском соборе, после чего все молящиеся крестным ходом двинулись от Софийского собора к Спасо-Евфросиниевскому монастырю, где был торжественно отслужен молебен. Еще один крестный ход прибыл в Спасскую обитель из Витебска. Витебляне принесли в дар монастырю большую ростовую икону преподобной Евфросинии с клеймами из ее жития. Среди почетных гостей на празднике присутствовали участники воссоздания Креста преподобной – профессор Л. В. Алексеев, Т. И. Макарова и Н. П. Кузьмич. На праздничной трапезе всем архиереям, игумении монастыря и некоторым почетным гостям были вручены ордена. Затем в новом корпусе был проведен Священный Синод во главе с Экзархом.

В 2003 году по благословению митрополита Филарета художник-ювелир Н. П. Кузьмич приступил к работе по изготовлению новой серебряной раки для мощей преподобной. Рака создавалась по образцу утраченной. В Российском государственном историческом архиве Санкт-Петербурга сестрами Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря было найдено несколько сохранившихся фотографий раки 1910 года, сделанных в начале прошлого века фотографом Н. П. Мироновым.

«Однажды к нам на экскурсию пришла Наталья Федоровна Островская, – вспоминает игумения Евдокия. – В ходе экскурсии она спросила, можно ли в настоящее время воссоздать раку. Монахиня Сергия сказала: “Конечно, можно, но это нам не по силам”. Наталья Федоровна ответила: “Я беру это на себя”. Мы познакомили ее с владыкой Филаретом, а он – с Николаем Петровичем Кузьмичом, который восстанавливал Крест преподобной. Решение о воссоздании раки принималось на Святом Синоде. Затем владыка Филарет обратился с прошением на имя нашего Президента, потому что на воссоздание раки требовалось 120 кг серебра, а мы без разрешения Главы государства не имеем права пользоваться драгоценными металлами в таком количестве. Но в итоге помощь государства оказалось куда более значительной. Наталья Федоровна оплатила первый взнос на макет, потом на дерево, которое стало основой для серебряной раки, но в приобретении серебра помочь уже не могла. Она нам сообщила об этом. Но уже так много было сделано… И вот владыка Филарет обратился к А. Г. Лукашенко с просьбой выделить 120 кг серебра для воссоздания раки преподобной Евфросинии. В ответ на запрос администрации Президента монастырь прислал подробное описание раки, ее истории. Через какое-то время Глава государства дал свою резолюцию: выделить 120 кг серебра для воссоздания раки преподобной Евфросинии Полоцкой. Но здесь была другая сложность: серебро было в слитках. И снова владыка обратился к Президенту с просьбой раскатать серебро. Снова была получена резолюция, и серебро раскатали. Потом был созван Святой Синод и митрополит Филарет просил, чтобы каждый владыка со своей епархии сделал взнос на изготовление раки. И, конечно, народ подключился. Люди вносили добровольные пожертвования. В результате всей этой большой работы для мощей преподобной была сделана рака, в создании которой принимал участие весь народ. Все это было промыслительно. Святые отцы говорят, что если мы делаем что-то для прославления угодников Божиих, то тем мы понуждаем их ходатайствовать перед Богом за нас. И я считаю, что эта рака была устроена промыслительно именно для того, чтобы все мы, принимая участие в ее создании, понудили преподобную ходатайствовать о нас, о нашей стране перед Богом, чтобы все наши люди шли праведным путем»[41].

29 мая 2007 года в Спасскую обитель была доставлена новая серебряная рака для мощей преподобной Евфросинии, изготовленная Н. П. Кузьмичом.

На раке сделаны две памятные надписи, одна из которых гласит: «В лето от Рождества Христова две тысячи седьмого года благословением Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго, тщанием Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко, при святительстве митрополита Минского и Слуцкого Филарета, жертвенным участием паствы православной и рабов Божиих Николая и Ангелины, Натальи мастер Николай Кузьмич изготовил раку сию для святых мощей преподобной матери нашей Евфросинии, игумении Полоцкой, ради святых ее молитв о Белой Руси у Престола Пресвятой Троицы»[42].

12.jpg
Митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Беларуси, у воссозданной раки с мощами прп. Евфросинии 4 июня 2007 года.

5 июня 2007 года в присутствии Президента Республики Беларусь А. Г. Лукашенко, многочисленного духовенства и паломников, прибывших на торжества, митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Беларуси, совершил освящение новой раки.

В канун дня празднования преподобной Евфросинии в 2007 году произошло еще одно важное событие: во время всенощного бдения митрополит Филарет возвел в сан игумении настоятельницу монастыря монахиню Евдокию (Левшук).

Также в 2007 году Синод Белорусской Православной Церкви установил день празднования перенесения мощей святой Евфросинии из Киева в Полоцк – 6 июня.

В августе 2009 года в Кресто-Воздвиженском соборе над ракой с мощами преподобной была установлена сень, сделанная по образцу сени 1910 года. Средства на изготовление сени – щедрые пожертвования от усердия многих благоговейных почитателей святой княжны и игумении Полоцкой. Так, к юбилейным Свято-Евфросиниевским торжествам 2010 года были завершены многолетние труды по воссозданию утраченных в годы советской власти святынь Спасской обители.

26 мая 2010 года митрополит Филарет преподнес в дар монастырю список Эфесского образа Пресвятой Богородицы XVI века. Икона была с любовью отреставрирована специалистом в области древних искусств Игорем Вячеславовичем Сурмачевским. Осенью 2003 года он впервые увидел святой образ в мастерской одного из московских реставраторов и понял, что образ редкий и древний, однако из-за больших утрат ликов сразу не решился на ее приобретение. Через некоторое время он все-таки забрал икону, однако работа по ее реставрации была отложена на неопределенный срок. «В один из весенних дней 2004 года ко мне зашел Анатолий Дунчик, реставратор Минского епархиального управления, – вспоминает Игорь Сурмачевский. – Посмотрев на икону, он тут же принимает решение – ее должен увидеть владыка Филарет, и только он может решить судьбу такого редкого образа. Ранним мартовским утром 2004 года Полоцкая икона Божией Матери оказалась в резиденции Высокопреосвященного Филарета, митрополита Минского и Слуцкого, Патриаршего Экзарха всея Беларуси. Таким образом, я получил от владыки благословение на реставрацию иконы. В 2006 году икона была перенесена в реставрационные мастерские Национального художественного музея Беларуси. Там были сделаны рентгенограммы ликов Богородицы и Богомладенца, а также взяты пробы красочного слоя на физико-химическое исследование»[43]. Сложнейшая работа по реставрации увенчалась успехом, и Полоцкую обитель сегодня украшают два списка чудотворного образа Эфесской иконы Божией Матери. Они, как свечи, возжженные на подсвечнике, сияют людям и дарят великую духовную радость и умиление.

Митрополит Филарет всегда приезжал в Полоцкую обитель на праздники, и каждый помнит особую торжественность богослужений, которые он возглавлял. Для него «Церковь есть то “место” – как правило, не замечаемое миром, – где Творец и Промыслитель вступает в реальное общение с насельниками мира, даруя им преизобильную благодать, преображающую человека и окружающий его мир»[44].

Вдохновенные проповеди владыки, с которыми он обращался к молящимся своим выразительным и проникновенным голосом, отличались глубиной, спокойствием и твердостью. Каждый помнит его величавую фигуру, когда он стоял на паперти Кресто-Воздвиженского собора, поздравляя всех присутствующих с праздником и говоря напутственное слово.

13.jpg
Храмы Спасо-Евфросиниевского монастыря. 2013 год.

5 июня 2013 года Патриарший Экзарх всея Беларуси митрополит Филарет последний раз перед уходом на покой возглавил в Полоцком Спасо-Евфросиниевском монастыре торжества в честь 840-летия преставления преподобной Евфросинии Полоцкой.

В Кресто-Воздвиженском соборе монастыря впервые была положена для поклонения деталь облачения мощей преподобной Евфросинии 1910 года – часть скуфии, выполненная из бархата и расшитая золотой нитью. Совершив Божественную литургию и пройдя крестным ходом к Спасо-Преображенскому храму, владыка обратился к молящимся с архипастырским словом, подчеркнув, что святая Евфросиния по праву именуется в народе Игуменией земли нашей, так как с юных лет была научена Духом Святым той самой Премудрости Божией, которую, как свидетельствует святой апостол Павел, «предназначил Бог прежде веков к славе нашей» (1 Кор. 2:7). И всю свою жизнь несла преподобная эту Премудрость – Христову истину людям: и мудрыми словами игуменских наставлений, и трудом переписи церковных книг, и, конечно же, примером искренней веры, укрепляемой духовными силами молитвы и заповеданной Богом любви.

Когда владыка ушел на покой, его постоянно посещала игумения Евдокия с сестрами Полоцкой обители, поздравляя с памятными датами и находя в общении с ним духовное утешение и поддержку. «Он всегда проявлял инициативу выпить с нами чашку чая, – вспоминает монахиня Сергия, – всегда интересовался, сколько насельниц сегодня в обители, сколько из них пострижено в монашество. Всегда благословлял, дарил иконки, календарики и шоколадки»[45]. Редкостное исключительное благородство, поразительное великодушие, врожденная интеллигентность, тонкая природная деликатность, подлинное монашеское смирение, подкупающая сердечная простота и внутренняя дисциплина – отличительные черты нашего дорогого митрополита Филарета.

Владыка принимал деятельное участие во внутренней жизни монастыря, вдохновляя каждого своим личным примером и неутомимой энергией. Он учил относиться к окружающим бережно, внимательно, с неизменной любовью, говорил о необходимости жить добродетельно и «возгревать» святость в душе, сохраняя свой внутренний мир сокровенным, и жить Христом. Встречи с дорогим владыкой пролетали как минута, но каждая такая встреча несла с собой что-то неповторимое и всегда ободряла сестер в их нелегком монашеском пути. Для насельниц Полоцкой обители он всегда был примером духовного мужества.

До последнего дня земной жизни владыки рядом с ним были сестры Полоцкой обители. «Весь образ владыки, его житие – это для нас пример, – делится своими воспоминаниями монахиня Ольга (Шаховская), которая была келейницей владыки в последнее время. – Хочется у него учиться, и чтобы в памяти это оставалось: весь его облик, слова, движения, его неспешность, аккуратность, простота во всем, осмысленность, степенность. Меня владыка учил благодарить Бога за все. К людям был очень внимателен, этому тоже хочется подражать. Владыка очень любил людей»[46].

Он говорил: «…милостью и любовью Божией стоит и оберегается наша земля. От нас же Божия любовь ожидает только любви ответной, призывая всех проявлять ее как можно чаще друг ко другу и ко всему миру, помня призыв преподобного Серафима Саровского – беззаветно любить весь мир»[47], и «Жизнь полна трудностей, многое в ней остается непонятным для нас. Но мы должны учиться побеждать любовью. Важно почувствовать вкус к молитвенному деланию. И тогда наши инициативы будут благословлены Господом, они никогда не наскучат нам»[48].

24 декабря 2015 года решением Священного Синода Русской Православной Церкви Спасо-Евфросиниевский Полоцкий женский монастырь был переведен под каноническое управление Патриаршего Экзарха всея Беларуси и получил статус ставропигиального.

В настоящее время возрожденная Полоцкая обитель является одним из древнейших и крупнейших центров Православия на территории Беларуси. Сюда стекаются многочисленные паломники и туристы, чтобы приложиться к мощам преподобной Евфросинии, поклониться воссозданному Евфросиниевскому Кресту и увидеть уникальные фрески Спасо-Преображенского храма XII века. Ежегодное празднование Дня памяти преподобной Евфросинии Полоцкой собирает в монастыре большое количество людей, которые принимают активное участие в подготовке к празднику.

Сегодня на подворье Полоцкой обители в Логожеске сестрами Спасо-Евфросиниевского монастыря создается музейная комната митрополита Филарета. На подворье возведен храм в честь Иверской иконы Божией Матери, который был освящен митрополитом Минским и Заславским Павлом 25 февраля 2017 года, в день памяти Иверской иконы Божией Матери. Эта икона, привезенная с Горы Афон, была подарена митрополиту Филарету и передана от него в дар в день освящения храма.

Светлая и благодарная память о незабвенном владыке всегда будет жить в древней Полоцкой обители, восстановленной его отеческой заботой, а в храмах и кельях насельниц ежедневно возноситься молитвы о нем. Сердца сестер Спасо-Евфросиниевского монастыря наполнены невыразимой на языке слов признательностью и бесконечной любовью к дорогому пастырю и наставнику, который утверждал: «Служение наше всегда радостное, несмотря ни на какие скорби и переживания. Потому что с нами Христос. И Он нам Сам заповедал радоваться, потому что мзда наша «многа на небесех!» (Мф. 5:10) . И все наши житейские заботы, скорби, душевные и телесные – все это земное, и оно здесь останется. Все это ради Царствия Небесного. Ведь мы же не возьмем туда ничего земного. Все здесь тленно и тщетно. Возьмем только добрые дела. Вот наше богатство. Его мы и представим на Суд Божий, что мы сделали во славу Его и ради славы Его»[49].


hr.svg.png


Примечания:


[1] «Все эти 32 года, которые Господь судил мне посвятить Белой Руси, – это воистину чудо!» Интервью с Митрополитом Минском и Слуцким Филаретом, Патриаршим Экзархом всея Беларуси. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.kp.ru/daily/24474.4/632507/

[2] Там же.

[3] Митрополит Филарет (Вахромеев). О детстве, войне, жизни и тревогах Церкви. Из интервью митрополита Филарета разных лет. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.pravmir.ru /mitropolit-filaret-vaxromeev-o-detstve -vojne-zhizni-i-trevogax-cerkvi/

[4] Там же.

[5] Жизнь – великая школа. Размышления митрополита Филарета (Вахромеева) о жизни, духовной красоте и силе любви. Спасо-Евфросиниевский ставропигиальный женский монастырь в г. Полоцке Белорусской Православной Церкви, 2020. С. 21.

[6] Архив Спасо-Евфросиниевского ставропигиального женского монастыря в г. Полоцке.

[7] В послушании преданный: [к 25-летию архипастырского служения на Белорусской земле Высокопреосвященнейшего Филарета, митрополита Минского и Слуцкого, Патриаршего Экзарха всея Беларуси (1978–2003)] / сост. Г. Т. Сытенко. – Минск, 2003. С. 8.

[8] Архив Спасо-Евфросиниевского ставропигиального женского монастыря в г. Полоцке.

[9] Там же.

[10] Там же.

[11] Там же.

[12] Там же.

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] Там же.

[16] Приветствие Митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси в день памяти преподобной Евфросинии, игумении Полоцкой и 1150-летия града Полоцка. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://exarchate.by/resource /Dir0301/Dir0302/2012/Page4404.html

[17] Цитаты и высказывания митрополита Филарета (Вахромеева), первого Патриаршего Экзарха всея Беларуси. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://church.by/sinod/mysli-serdca

[18] Архив Спасо-Евфросиниевского ставропигиального женского монастыря в г. Полоцке.

[19] Там же.

[20] Там же.

[21] Там же.

[22] Впоследствии монахиня Таисия (Храповицкая, 20.11.1945–12.10.2006). Погребена на монастырском кладбище.

[23] Архив Спасо-Евфросиниевского ставропигиального женского монастыря в г. Полоцке.

[24] Доклад Его Высокопреосвященства, Высокопреосвященнейшего Филарета, Митрополита Минского и Слуцкого, Патриаршего Экзарха всея Беларуси на ХХ международной конференции «Человек – домоправитель творения Божия» в Бозе (Италия). [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://exarchate.by/resource /Dir0301/Dir0302/2012 /Page4639.html

[25] Презентация книги «В послушании преданный». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://exarchate.by/resource/Dir0151/Dir0154/index.html

[26] Архив Спасо-Евфросиниевского ставропигиального женского монастыря в г. Полоцке.

[27] Там же.

[28] Там же.

[29] Там же.

[30] Жизнь – великая школа. Размышления митрополита Филарета (Вахромеева) о жизни, духовной красоте и силе любви. Спасо-Евфросиниевский ставропигиальный женский монастырь в г. Полоцке Белорусской Православной Церкви, 2020. С. 11.

[31] В послушании преданный: [к 25-летию архипастырского служения на Белорусской земле Высокопреосвященнейшего Филарета, митрополита Минского и Слуцкого, Патриаршего Экзарха всея Беларуси (1978–2003)] / сост. Г. Т. Сытенко. – Минск, 2003. С. 190.

[32] Архив Спасо-Евфросиниевского ставропигиального женского монастыря в г. Полоцке.

[33] Там же.

[34] Воссоздание святыни Н. П. Кузьмич, художник-эмальер. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://exarchate.by/resource /Dir0262/Dir0294/index.html

[35] 800-летнее паломничество. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://exarchate.by/resource /Dir0176/Dir0200/Page1328.html

[36] Архив Спасо-Евфросиниевского ставропигиального женского монастыря в г. Полоцке.

[37] 800-летнее паломничество. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://exarchate.by/resource /Dir0176/Dir0200/Page1328.html

[38] Архив Спасо-Евфросиниевского ставропигиального женского монастыря в г. Полоцке.

[39] Там же.

[40] Там же.

[41] Там же.

[42] Там же.

[43] 22 октября – память Эфесской иконы Божией Матери. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://spas-monastery.by/library /articles_and_publications.php?id=21127

[44] Митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Беларуси. Православное учение о Церкви. Журнал «Альфа и Омега». 2004, № 39.

[45] Архив Спасо-Евфросиниевского ставропигиального женского монастыря в г. Полоцке.

[46] Монахиня Ольга – келейница, находившаяся рядом с митрополитом Филаретом в его последние годы: «Владыка очень любил людей». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://church.by/news /monahinja-olga-kelejnica-nahodivshajasja- rjadom-s-mitropolitom-filaretom-v-ego- poslednie-gody-vladyka-ochen-ljubil-ljudej

[47] Презентация книги «В послушании преданный». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://exarchate.by/resource /Dir0151/Dir0154/index.html

[48] Приветствие Митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси участникам слета Объединения молодежи Белорусской Православной Церкви. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ombpc.blogspot.com /2011/02/blog-post_12.html

[49] Филарет (Вахромеев), митрополит. Слово в день памяти св. мчч. Бориса и Глеба. Минские епархиальные ведомости. № 3 (82). Минск, 2007 г. С. 18.


Источник: сайт Полоцкого монастыря

Возврат к списку

148