Греческое православное богословие второй половины XX — начала XXI вв. о влиянии латинской богословской традиции на мысль прп. Никодима Святогорца

Петров Василий, протоиерей


Статья кандидата теологии, проректора Калужской духовной семинарии по заочному отделению протоиерея Василия Петрова посвящена изложению взглядов различных греческих православных богословов XX–XXI вв. на проблему влияния латинской богословской традиции на мысль преподобного Никодима Святогорца (1749—1809). Представлены взгляды двух групп богословов на проблему влияния латинской схоластики на творчество св. Никодима. Одна, более многочисленная группа, считает это влияние незначительным и поверхностным, другая группа полагает, что латинская традиция оставила в наследии Святогорца гораздо более глубокий след.


Предварительные замечания

AG173.jpg

Жизнь преподобного Никодима Святогорца (1749—1809) состояла не только из монашеских подвигов, но и из непрестанных трудов как писателя, редактора и издателя. Современные исследователи насчитывают около тридцати книг, которые появились на свет благодаря его стараниям[1]. Самые известные из них: святоотеческая антология «Добротолюбие» (Φιλοκαλία, Venetiis, 1782), «Творения преподобного Симеона Нового Богослова» (Συμεὼν τοῦ Νέου Θεολόγου τὰ εὑρισκόμενα, Venetiis, 1790), «Кормчая» (Πηδάλιον τῆς νοητῆς νηός, Lipsiae, 1800)[2] и «Невидимая брань» (Ἀόρατος Πόλεμος, Venetiis, 1796). Три из них, «Добротолюбие», «Творения преподобного Симеона Нового Богослова» и «Невидимая брань», известны русскому читателю в переводе (точнее, пересказе) святителя Феофана Затворника (1815—1894).

В настоящее время мы видим большой интерес со стороны русских православных людей к творчеству колливадов вообще и произведениям преподобного Никодима в частности. Книги Святогорца в последние годы активно переводят на русский язык и издают. За несколько прошедших лет увидели свет три перевода на русский язык: «Благонравие христиан» (Χρηστοήθεια τῶν χριστιανῶν)[3], «Книга об исповеди» (Ἐξομολογητάριον)[4] и «Пидалион» (Πηδάλιον). Еще при жизни св. Никодима, как мы покажем ниже, поднимался вопрос о влиянии католической мысли на его творчество. Такой вопрос и у православных, и католических ученых (E. Citterio[5], A. Amato[6]) возникает и по сей день. Спусковым механизмом новой волны обсуждения проблемы степени и объема влияния западной мысли на произведения св. Никодима послужили открытия последних лет. У ряда произведений Святогорца обнаружились итальянские прототипы. Здесь не только «Невидимая брань», которая является пересказом «Combattimento spirituale» итальянского театинца Lorenzo Scupoli (1530—1610)[7]. Масштаб влияния оказался гораздо шире. Теперь исследователи говорят о наличии итальянских прототипов следующих книг преподобного Никодима: «Книга об исповеди» (Ἐξομολογητάριον, Venetiis, 1794)[8], «Сокращение псалмов пророка Давида» (Ἐπιτομὴ ἐκ τῶν προφητανακτοδαβιτικῶν ψαλμῶν, Κωνσταντινούπολις, 1799), «Духовные упражнения» (Γυμνάσματα πνευματικά, Venetiis, 1800), «Поучительное руководство» (Συμβουλευτικὸν Ἐγχειρίδιον, Viennis, 1801) и «Благонравие христиан» (Χρηστοήθεια τῶν χριστιανῶν, Venetiis, 1803). Таким образом, в настоящее время мы можем говорить о той или иной степени западного происхождения как минимум шести книг, вышедших из-под пера Святогорца.

Неподдельный интерес к творчеству преподобного, перевод его книг на русский язык и их издание порождает следующий вопрос: что в творчестве афонского подвижника можно отнести к чистейшему православному преданию святых отцов, а что — к влиянию западной, католической мысли. Нерв этой проблемы настолько очевиден, что переводчики «Руководства к исповеди», или «Книги об исповеди» (Ἐξομολογητάριον), оставили непереведенной одну из частей книги, снабдив эту лакуну следующим примечанием: «Следующий далее подраздел, озаглавленный “Наказание греха в лице Иисуса Христа”, представляет собой пересказ соответствующего отрывка книги Паоло Сеньери “Кающийся, наученный хорошо исповедоваться”, противоречит догматическому учению Православной Церкви, поэтому мы исключили его из нашего издания»[9].

Почему же так актуальна обсуждаемая проблема? Дело в том, что книги св. Никодима, как правило, носят сугубо прикладной, практический характер. Они — своего рода руководства к духовной жизни, к практике исповеди, к аскезе и христианскому благонравию. «Руководство к исповеди» (Ἐξομολογητάριον), к примеру, на протяжении уже почти двух столетий является настольной книгой греческих духовников[10]. Нет ли опасности в том, что с материалом этой книги в практику русских духовников войдут приемы и советы, которые свойственны скорее католическому Западу, нежели православному Востоку?


Предыстория вопроса

В 1800 году, параллельно с «Кормчей», преподобный Никодим издает книгу под названием «Духовные упражнения» (Γυμνάσματα πνευματικά), которая печатается в Венеции. Появление этой книги вызвало недоумение и ропот в определенных монашеских кругах. Было указано на то, что «Духовные упражнения» переписаны с одноименной книги основателя Ордена иезуитов Игнатия Лойолы (1491—1556). Монах Иаков Неаскитиот (около 1797—1869), насельник афонского Нового скита, в своих неизданных произведениях (кодексах №4 и №156, находящихся среди рукописей скита святой Анны на Афоне) подверг острой критике издательскую деятельность Святогорца. В этих рукописях отец Иаков напрямую обвиняет преподобного в копировании иезуитского произведения и называет эту книгу «сатанинскими глубинами, которым нельзя прикасаться благочестивым»[11].

В первом кодексе, №4, на странице 636 и далее находится некая «Записка» (Ὑπόμνημα). Вот отрывок, который напрямую касается темы нашей статьи: «О книге “Духовные упражнения”, изданной Никодимом. Об этой книге открыто в четвертом томе, с. 233, недавно изданной Церковной истории: Игнатий Лойола, патриарх Испании, латинянин (как и в Венеции у латинян есть патриарх), в 1534 году стал первым изобретателем ордена Иезуитов. Прельстившись от демонов, мечтательно в обманчивых созерцаниях, которые они ему показали, не от божественного откровения и высокого восхищения, истинного созерцания, но от лукавого духа введенный в заблуждение, сей, придя в экстаз на восемь дней, когда пришел в себя, составил эту книгу “Духовные упражнения”. Некто безымянный перевел ее на наш язык. Найдя ее, Никодим добавил, согласно своему мнению, о воспитании Господа, и издал. Там он, согласно мнению латинян, называет сродников Господних плотниками…»[12].

Мы здесь не будем разбирать грубейшие исторические ошибки, допущенные о. Иаковом. Речь о другом: на Афоне издание «Духовных упражнений» было воспринято по-разному. Критическое отношение к Святогорцу отец Иаков унаследовал от своего учителя и родного дяди — иеромонаха Феодорита Лавриота, антиколливада и современника святого Никодима[13]. Феодорит Лавриот был известен своим крайне негативным отношением как к движению колливадов вообще, так и к личности преподобного Никодима в частности. В подготовленную последним к изданию «Кормчую» (в оригинале — Πηδάλιον), которую ему нужно было просто доставить в типографию, Феодорит внес от себя несогласованные изменения. Это событие, вскрывшееся после выхода книги в свет, вызвало боль и недоумение Святогорца: «Лучше бы Феодорит ударил меня ножом в сердце, нежели что-либо добавил или отнял у моей книги». Так передает слова преподобного его биограф монах Евфимий[14].


Современная ситуация

Острая богословская полемика вокруг творческого наследия преподобного Никодима разразилась в девяностых годах XX века. Теперь центром споров по большей части стала другая книга Святогорца — «Руководство к исповеди» (Ἐξομολογητάριον, Venetiis, 1794)[15].

Известный греческий богослов и философ Христос Яннарас[16] в 1992 году издал свою книгу «Православие и Запад в Новейшей Греции»[17], которая вызвала бурю негодования некоторых богословов и клириков, в особенности монашествующих. Публикация этой книги буквально произвела эффект разорвавшейся бомбы. Некоторые моменты, подмеченные Яннарасом в трудах преподобного Никодима, были восприняты как хула на память святого. На святого, который в греко-православном мире обладает высочайшим авторитетом, была брошена тень. Реакция на публикацию книги была незамедлительной. В ответ было написано множество статей и несколько книг, где уже сам Яннарас признавался еретиком.

Рассмотрим наиболее значительные критические замечания, прозвучавшие в адрес преподобного из уст Х. Яннараса в упоминавшейся выше книге. Он пишет: «Никодим Святогорец содействует решающим образом этому мощному искажению церковного благочестия изданием двух своих “номоканонических” книг. Первая хронологически — “Руководство к исповеди” (Ἐξομολογητάριον)… Пастырский подход “Руководства” базируется, без всякой осмотрительности, на римо-католическом извращении определения церковного благовестия спасения… Основание спасения для Никодима — “метафизический торг” человека с Богом — именно так, как его определили Августин и Ансельм, а Тридентский собор возвел его в официальную доктрину Римо-католицизма»[18].

Далее Яннарас цитирует некоторые места из «Руководства к исповеди», связывая их своими комментариями: «Бог требует наказания грешника, потому что “Его неподкупное правосудие не удовольствуется ничем иным, как тем, чтобы тело согрешившее, само претерпело наказание”»[19]. «Грех — это “преступление закона”, вызывающее “безмерную хулу на Бога”, он “делает грешника ненавистным Ему”. Поэтому “если положишь на одну чашу весов смертный грех, а на другую — всю любовь ангелов, все заслуги Царицы ангелов Богородицы, всю кровь мучеников, все слезы, труды и пощения подвижников и просто все добрые дела святых, то все это собранное вместе не перевесит один лишь смертный грех”»[20]. И затем: «На место Жениха церковного опыта, Возлюбленного каждой человеческой души, Никодим выдвигает Бога, искаженного франками, Который “наказывает грех” в лице Своего Сына, да к тому же “суровым наказанием”, потому что “Он не удовольствовался тем, чтобы Сын Его претерпел небольшую муку, дабы уничтожить грех, но чрезвычайные муки”»[21]. По словам Яннараса, исповедь у св. Никодима становится «юридической процедурой персонального оправдания, именно так, как определило римо-католическое предание, которое распространяли миссионеры-иезуиты на греческой земле. Поэтому он понимает епитимьи не как человеколюбивую педагогику, направленную на исцеление человека, а как выкуп, который грешник обязан заплатить, чтобы «умиротворить великий гнев Божий на него»[22].

Одним из первых ответов на критику Яннараса была публикация книги протопресвитера Василия Волудакиса «Православие и Христос Яннарас»[23]. В опровержение тезисов Яннараса о. Василий приводит доводы о том, что фразы св. Никодима об «удовлетворении Божественной справедливости» нужно рассматривать совершенно в ином ключе. Справедливость, по его словам, на языке Священного Писания имеет значение «святости» и не имеет никакого отношения к справедливости мира: «Справедливость (δικαιοσύνη) — это святость, которая проявилась в мире благодаря жизни Иисуса Христа и была дарована всей человеческой природе через Его Крестную жертву». В подтверждение он приводит ряд цитат из творений св. Нектария Пентапольского, где используется схоластическая терминология. В этих цитатах, по мнению о. Василия, западные термины используются в православном понимании. Складывается впечатление, что сам о. Василий Волудакис не очень разбирается в юридическом учении о спасении и не представляет себе, чем оно отличается от православного. Книга «Православие и Христос Яннарас» была написана быстро и в полемическом пылу, вышла в печать в том же 1992 году, поэтому не могла быть плодом тщательного анализа и кропотливого научного изучения вопроса.

Общий научный и богословский уровень о. Василия нельзя назвать высоким. Достаточно познакомиться с его заочной полемикой с одним из серьезнейших греческих ученых митрополитом Шведским Павлом по поводу издания книги «Посещение больного духовником» (Επίσκεψις πνευματικού προς ασθενή). Авторство этой книги, которую написал иеромонах Мефодий Анфракит[24], о. Василий совершенно необоснованно приписал перу преподобного Никодима и издал ее под именем святого[25], а в дальнейшем настаивал на своей правоте вопреки очевидности и всем разумным доводам своего оппонента[26]. Эта полемика с одним из иерархов ярко характеризует автора, а также отсутствие научной добросовестности в его подходах и оценках.

В марте 1993 года было принято и опубликовано «Заявление» (Ἀνακοίνωσις) Священного Кинота Святой Горы[27] за подписью представителей всех монастырей, в котором высказывания Х. Яннараса в адрес трудов Святогорца подвергаются резкой критике, сам профессор называется заблудшим, а его взгляды — хулой на святого и заблуждениями. Подробный разбор тезисов Яннараса Кинот оставил «иным братьям, обладающим временем и серьезным богословским образованием». И тут же ссылается на уже упомянутую книгу Волудакиса[28]. В подтверждение своего мнения Кинот приводит целый ряд свидетельств афонских старцев — архимандрита Гавриила, настоятеля монастыря св. Дионисия; монаха Феоклита Дионисиатского; Герасима Микрояннанита. Также приводятся высказывания румынского старца Клеопы, а далее — ряда известных богословов: о. Иоанна Мейендорфа, митрополита Гедеона, русского богослова Хиварина и других. Следует заметить, что цитаты названных авторитетов носят скорее панегирический характер и совсем не затрагивают поставленную Яннарасом проблему.

Резюмировать «Заявление» можно следующим образом: св. Никодим Святогорец по сумме заслуг (прежде всего — за издание «Добротолюбия) является величайшей фигурой православия (μέχρι σήμερον — до сего дня), «большей, нежели святитель Григорий Палама». Если же «неосознанно (ἀνεπιγνώστως) в его труды по понятным историческим причинам вкрались (παρεισέφρυσαν) некоторые выражения, напоминающие схоластическое богословие, то они ни в коей мере не затрагивают православной перспективы и направленности его трудов»[29]. Наконец, афонские отцы призывают Яннараса к покаянию[30].

В том же 1993 году в журнале «Σύναξη» было опубликовано письмо Афанасия Хитаса к Яннарасу с просьбой пояснить разногласия между ним и святогорскими отцами по поводу отношения к творчеству преподобного Никодима. На этот призыв философ ответил в очень миролюбивом и дружелюбном тоне, что не претендует на знание истины, не желает, чтобы читатели слышали лишь его мнение, и призывает искать истину в предании Церкви, у святых отцов. Что же касается «Заявления», то он обратил внимание своего адресата на то, что спорных вопросов, затронутых им, «Заявление» вовсе не касается. Отцы-святогорцы даже не предприняли попытки разобраться в проблеме[31]. Здесь мы вынуждены констатировать совершенную справедливость слов Яннараса.

Монах Феоклит Дионисиат (+2006) был автором книги «Преподобный Никодим Святогорец (1749—1809). Житие и труды» (Ἀθῆναι, 1959)[32], которая является хронологически первым заметным трудом о преподобном Никодиме Святогорце и его наследии[33]. Отец Феоклит не был академическим ученым, поэтому его произведение относится к житийно-популярному жанру, иногда он очень эмоционален. Оценки степени влияния католического богословия и аскетики на труды св. Никодима у отца Феоклита неточны, а иногда и прямо ошибочны[34].

Немалую роль в творческой активности отца Феоклита сыграла его многолетняя полемика с Х. Яннарасом. В последние годы он даже опубликовал целую книгу под названием «Святой Никодим Святогорец и нео-николаитская школа»[35]. Книга целиком обращена к одному человеку — Яннарасу, и каждую главу этой книги о. Феоклит адресует личному ему: «Дорогой Христос!». Или: «Поскольку эта книга, “Руководство к исповеди” святого Никодима Святогорца, содержит священные каноны и епитимьи, то она стала для твоей больной совести тем же, чем является красная тряпка для быка»[36], — начинает о. Феоклит главу, посвященную «Руководству к исповеди». К сожалению, в этой книге отсутствует анализ проблемных вопросов, поставленных Яннарасом, и целиком перепечатываются главы из книги о. Феоклита о святом Никодиме, уже устаревшие к моменту издания новой в 2002 году.

Протопресвитер Константин Караисаридис в своей докторской диссертации «Святой Никодим Святогорец и его литургическое наследие»[37] отвечает на обвинения Яннараса, опираясь на доводы, представленные в книге о. Василия Волудакиса, о значении слова «δικαιοσύνη» (праведность) в контексте книг св. Никодима. Никакого самостоятельного богословского и текстологического анализа автор не предпринял. Отец Константин считает, что Святогорец еще со времени «своего обучения в Смирне усвоил антилатинский дух»[38]. Это выразилось в его неприятии латинского крещения. В письме патриарху Григорию V, опубликованном о. Феоклитом[39], преподобный Никодим настаивает на перекрещивании католиков: «Как кажется, по причине папских новшеств святой Никодим не признает действенности католического крещения»[40]. Караисаридис допускает влияние западного богословия на Святогорца только в том, что «касается систематического расположения и подразделения материала, что было обычным делом в эпоху святого Никодима, что помогало лучшему усвоению простым народом предлагаемой духовной темы»[41].

Протопресвитер Феодор Зисис, профессор Богословского факультета Фессалоникийского Университета, в своем докладе «Существует ли западное влияние в учении святого Никодима?» пишет об издании Святогорцем «Невидимой брани» и «Духовных упражнений» следующее: святой Никодим «не знал ни происхождения этих книг, ни их авторов… Он послушался святого Макария, который нашел эти анонимные труды в библиотеке на Патмосе»[42]. Касаясь позиции Яннараса, он не приводит никаких аргументов, которые бы опирались на тексты Святогорца, но довольствуется ссылками на прежде написанные в защиту преподобного материалы. Отец Феодор называет течение, которое, по его мнению, представляет Яннарас, «нео-православным». Представителям этого течения, по мнению о. Феодора, тезисы из «Руководства к исповеди» и «Кормчей» преподобного Никодима мешают проповедовать «добрачные связи и свободную любовь»[43]. Вместо конструктивного диалога по проблеме, поднятой Яннарасом, Зисис всех несогласных обвиняет в проповеди нравственной распущенности и наклеивает ярлыки «нео-православных» и «нео-николаитов»[44]. В качестве авторитетных мнений, которым читатели его статьи должны верить на слово, он приводит монаха Феоклита Дионисиата, прот. Василия Волудакиса, «Заявление» Кинота Святой Горы, а также неких анонимных «ученых и православных мудрых старцев»[45]. Из них только лишь о. Василий Волудакис предпринял, хоть и не совсем удачную, попытку разбора текстов преподобного, о чем мы писали выше.

Ставрос Ягазоглос, главный редактор главного греческого богословского журнала «Θεολογία» («Богословие»), на втором симпозиуме, посвященном памяти св. Никодима (200-летию со дня его преставления), вернулся к проблеме восприятия богословами XX столетия творчества преподобного[46]. В частности, упоминая критику Яннараса, он обратился к латинскому происхождению книг «Невидимая брань» и «Духовные упражнения» и признал, что Святогорец «знал их конфессиональное происхождение, но приступил к их изданию по указанию святителя Макария Нотары, сделав необходимые критические изменения и приспособив эти римо-католические труды к православному восприятию и к нуждам людей той эпохи»[47]. Любопытно, что о. Феодор Зисис и Ставрос Ягазоглос, опираясь на одни и те же исследования, делают совершенно противоположные выводы. Отец Феодор указывает на то, что святой Никодим не знал конфессиональной принадлежности публикуемых им трудов, а Ягазоглос — что знал.

Протопресвитер Георгий Марнеллос, профессор Патриаршей высшей церковной академии Крита, в своем докладе на первом симпозиуме, посвященном памяти св. Никодима (Гуменисса, 1999), открывает новые сведения, проливающие свет на то, знал ли преподобный Никодим авторов изданных им западных трудов: «До июля 1999 года мы разделяли господствующее мнение о том, что святой Никодим, перерабатывая произведения “Невидимая брань” и “Духовные упражнения”, не знал их авторов, потому что они были переданы ему анонимными… Но при сопоставлении некоторых глав рукописи “Брани духовной” Эммануила Романитиса (ПАТМ. 540 φ. 15-142) с изданием “Невидимой брани” вопрос был поднят на новый уровень. С листа 116а этой рукописи начинается часть трудов Скуполи, надписанная “О духовном мире или путь райский” (Περὶ τῆς πνευματικῆς εἰρήνης ἤ ὁδὸς τοῦ Παραδείσου). Это второй труд Скуполи, носящий следующее надписание: “Часть вторая духовных произведений отца Лаврентия Скуполи, автора Духовной брани”»[48].

Здесь необходимо пояснить, что Эммануил Романитис — посредник между итальянскими авторами и св. Никодимом. Романитис переводил труды целого ряда католических писателей. Большинство его переводов сохранилось в рукописях, которые никогда не издавались. Именно его переводами пользовался преподобный Никодим для составления своих книг.

Из своего открытия о. Георгий делает следующие выводы: св. Никодим знал автора произведения и знал его конфессиональную принадлежность. Однако из послушания своему старцу — святому Макарию Нотарасу — и по благословению «рассудительных старцев» издал книгу, переработав ее содержимое и скрыв имя автора, дабы не подавать повода к новым соблазнам. Какое-либо существенное влияние католической духовности на произведения, изданные Святогорцем, он отрицает. Марнеллос считает, что преподобный отец был в состоянии отличить вредное от полезного и еретическое учение от православного[49]. Разбором конкретных высказываний Святогорца о. Георгий, как и подавляющее большинство его единомышленников, не стал себя утруждать.

Протопресвитер Георгий Металлинос, профессор богословского факультета Афинского университета, ученый с мировым именем — единственный из единомышленников о. Василия Волудакиса, кто аргументирует свою позицию основательно, подводя под нее солидную научную базу. В своей обстоятельной статье[50], посвященной «Руководству к исповеди», он, между прочим, формирует следующие выводы:

1. никакой непосредственной связи с западными источниками у св. Никодима не было;

2. схоластические выражения, которые он заимствует у писателей своей эпохи, получают у него библейское и святоотеческое наполнение. Впрочем, для правильного понимания текста «Руководства» о. Георгий считает необходимым все следующие издания этой книги предварять подробным введением.

Первый вывод Металлиноса не выдерживает критики. Его опровергает открытие о. Георгием Марнеллосом надписей на рукописи, которую использовал св. Никодим. Что же до второго вывода, который касается схоластической терминологии и ее наполнения, то здесь в заочную полемику с Металлиносом вступают о. Василий Каллиакманис и Василий Цакирис, об исследованиях которых мы расскажем ниже.

Протопресвитер Афанасий Гикас, профессор богословского факультета Фессалоникийского университета, описывая покаяние по трудам преподобного Никодима, говорит, что Святогорец указывает на две степени покаянного сокрушения: συντριβή и ἐπιτριβή. Автор не заостряет внимания на этой терминологии, хотя такое различие между συντριβή и ἐπιτριβή характерно именно для католической доктрины исповеди[51]. Что же касается использования святым термина «удовлетворение» (ἱκανοποίησις), то о. Афанасий, как и Металлинос, считает, что термин просто заимствован из современной св. Никодиму эпохи, который изменил его содержание: «Святой Никодим превосходит это воззрение и придает термину новое содержание… Грешник должен почувствовать, что он — чадо Божие и что Бог огорчен его удалением от Него, добивается его возвращения… Итак, здесь этот термин используется в значении примирения кающегося грешника с Богом. Кающийся берет на себя исполнение епитимьи не в рамках удовлетворения божественной справедливости, но чтобы сбросить с себя ярмо греха и шествовать к очищению и освобождению от страстей»[52].

Протопресвитер Василий Каллиакманис, профессор богословского факультета Фессалоникийского университета, в своей работе «Богословские течения в эпоху Туркократии»[53] дает очень взвешенную оценку влияния западной схоластической мысли на греческих богословов и церковных писателей эпохи Туркократии в целом и на преподобного Никодима в частности. Проведя комплексный анализ соответствующих текстов, он указывает, что в «Руководстве к исповеди» Святогорец в целом усваивает учение о сатисфакции, ссылаясь на таких авторитетных богословов эпохи, как Георгий Корессий и митрополит Филадельфийский Гавриил, которые сами находились под западным влиянием[54]. О. Василий подчеркивает важность этой проблемы, потому что учение об удовлетворении правде Божией является фундаментом таких римо-католических нововведений, как священная инквизиция, индульгенции и чистилище. Кстати, поместный собор 1727 года в Константинополе, подчеркивает Каллиакманис, оправдал практику выдачи индульгенций (συγχωροχάρτιον) не одним лишь папой, но и четырьмя восточными патриархами[55].

Архимандрит Никодим (Скреттас), профессор Фессалоникийского университета, дает отрицательную оценку главам книги «Православие и Запад в Новейшей Греции», где Х. Яннарас подвергает критике книги св. Никодима. Критику Святогорца Яннарасом отец Никодим считает «несправедливой и негативной»[56]. Как и многие другие исследователи, архимандрит Никодим не углубляется в подробности.

Василий Цакирис, молодой исследователь[57], защитивший в 2008 году докторскую диссертацию в Берлинском университете имени Гумбольдта на тему «Печатные греческие Руководства к исповеди эпохи Туркократии»[58], очень основательно подошел к изучению вопроса о влиянии католического богословия на творчество преподобного Никодима. В одной из своих работ он показал, как некоторые католические идеи и термины проникали в творения преподобного. Так, например, различие терминов συντριβή и ἐπιτριβή — заимствования из католической сакраментологии, от латинских contritio и attritio соответственно. Это различие в греческие печатные исповедные книги вводит именно св. Никодим. Кроме него в греческих дошедших до печати исповедных книгах этот термин не использует никто[59]. Кроме того, Цакирис указывает на то, что Святогорец усвояет следующую схоластическую терминологию: βλάβη, «вред» есть ὕβρις, «хула» на Бога. Он замечает, что заимствованное βλάβη, «вред» по значению соответствует латинскому offensa, «оскорбление» или итальянскому offesa, а ὕβρις, «хула» — латинскому и итальянскому ingiuria «несправедливость». Вред, который грех якобы наносит Богу, требует «возмещения» (να πληρωθῇ — по Романитису), в итальянском — soddisfare «удовлетворить»[60]. Цакирис признает необходимость дальнейших исследований, чтобы установить степень зависимости тех или иных произведений преподобного Никодима от их западных источников как в текстуальном, так и в богословском плане.


Заключение

Как мы показали, современные нам греческие исследователи по вопросу о влиянии католического богословия на произведения Никодима Святогорца разделились на две неравные группы. Представители первой группы, погружаясь в проблему, склонны признавать влияние западной мысли на творчество св. Никодима весьма существенным. Входящие во вторую группу либо преуменьшают это влияние, сводя его к незначительным заимствованиям, либо отрицают его вовсе.

К первой, заметно меньшей группе можно отнести Христоса Яннараса, протопресвитера Василия Каллиакманиса, Василия Цакириса и в какой-то мере протопресвитера Георгия Марнеллоса.

Ко второй, значительно большей группе можно отнести монаха Феоклита Дионисиата, протопресвитеров Георгия Металлиноса, Константина Караисаридиса, Феодора Зисиса и Василия Волудакиса. На последнего в той или иной степени ссылаются (и даже в некоторой мере опираются) все предыдущие. Также к этой группе можно отнести протопресвитера Афанасия Гикаса, Ставроса Ягазоглоса и авторов «Заявления» Кинота Святой Горы. Также в той или иной степени мнение этой группы поддерживается множеством насельников Афона и греческих монастырей, находящихся на материке. Два научных симпозиума 1999 и 2009 годов, посвященных памяти преподобного Никодима Святогорца, проведенных монастырем в Гумениссе, основанным в честь св. Никодима, собрали единомышленников. Позже были выпущены материалы этих симпозиумов[61]. В какой-то степени с этой группой солидаризируется и протопресвитер Георгий Марнеллос, которого вместе с протопресвитером Георгием Металлиносом мы выделяем из всех многочисленных представителей этой группы богословов по причине наибольшей научной ценности их работ.

Сравнивая тезисы и доводы представителей обоих групп, а также изучая труды самого преподобного Никодима, мы приходим к заключению, что в научном плане более объективными являются выводы, сделанные представителями первой группы богословов[62]. Этих исследователей отличает глубокая проработка вопроса. К примеру, Василий Цакирис показывает зависимость текстов Святогорца от соответствующих текстов иезуита Паоло Сеньери. Текстуальная зависимость иногда выражается даже в прямом цитировании Сеньери с заменой латинских имен на греческие (король Карл, например, превращается в императора Алексия). Цакирис показывает зависимость от латинских пособий не только книг преподобного Никодима, но и книг его предшественников — митрополита Гавриила Севира и патриарха Хрисанфа Нотары, которых Святогорец обильно цитирует. Работая с текстами, В. Цакирис прослеживает трансформацию латинской терминологии в греческую и ее усвоение книжной традицией XVII–XVIII веков. Протопресвитер Василий Каллиакманис ставит вопрос о «латинском влиянии» на прп. Никодима в более широкий контекст влияния католической мысли не только на отдельных представителей Православной Церкви, но и на соборные решения XVII–XVIII веков, приводя в пример решения об индульгенциях Константинопольского собора 1727 года. В сравнении с глубокими научными работами Царикиса и Каллиакманиса статьи представителей второй группы представляются поверхностными, а выводы, сделанные ими, зачастую являются прямо ошибочными, противоречащими данным объективного текстологического анализа.

Таким образом, научной ценностью в большей степени обладают работы богословов первой группы, нежели второй. Хотя, надо признать, эмоциональная окраска высказываний Христоса Яннараса о Святогорце, сделанных в его книге «Православие и Запад в Новейшей Греции», недопустима для оценки трудов канонизированного Церковью святого.


Литература

1. Преподобный Никодим Святогорец. Благонравие христиан. М., 2016.

2. Преподобный Никодим Святогорец. Книга об исповеди. М., 2017.

3. Преподобный Никодим Святогорец. Пидалион: Правила Православной Церкви с толкованиями. Ново-Тихвинский монастырь, 2019, в 4 томах.

4. Πρακτικά Α΄ επιστημονικού συνεδρίου άγιος Νικόδημος ο Αγιορείτης: η ζωή και η διδασκαλία του. Γουμένισσα, 2006. Т. 1-2.

5. Πρακτικά Β΄ Επιστημονικού Συνεδρίου Αγιος Νικόδημος ο Αγιορείτης – 200 χρόνια από την κοίμησή του. Πεντάλοφος Παιονίας 2011.

6. Amato A. Il sacramento della Penitenza nella theologia greco-ortodossa. Studi storico-dogmatici (sec. XVI-XX). Θεσσαλονίκη, 1982.

7. Citterio Elia. Nicodemo Agiorita // La théologie byzantine et sa tradition. V. II, (XIII-XIX s.), Sous la direction de Carmelo Giuseppe Conticello et Vassa Conticello, Turnhout, 2002. P. 905-978.

8. Citterio Elia. L’ orientamento ascetico-spirituale di Nicodemo Aghiorita. Alessandria, 1987.

9. Βολουδάκης Βασίλειος, πρωτοπρεσβύτερος. Ορθοδοξία και Χρ. Γιανναράς. Αθήνα, 1992.

10. Γιαγκάζογλος Σταῦρος. Η παρουσία του αγίου Νικοδήμου Αγιορείτη στη θεολογική σκέψη του 20 αιώνα // Πρακτικά Β΄ Επιστημονικού Συνεδρίου Αγιος Νικόδημος ο Αγιορείτης – 200 χρόνια από την κοίμησή του. Πεντάλοφος Παιονίας 2011. Σ. 131-160.

11. Γιανναρᾶς Χρῆστος. Ορθοδοξία και Δύση στη Νεώτερη Ελλάδα. Αθήνα, 1992.

12. Γιανναρᾶς Χρῆστος – Χύτας Ἀθανάσιος. Ἐπιστολιμαῖα ἀνταναφορὰ στὸν ἅγιο Νικόδημο τὸν Ἁγιορείτη // Σύναξη, τριμηνιαῖα ἔκδοση σπουδῆς στην Ὀρθοδοξία, τεῦχος 47, Ἀθήνα, 1993. Σ. 83-86.

13. Γκίκας Αθανάσιος, πρωτοπρεσβύτερος. Η μετάνοια κατά τον άγιο Νικόδημο τον Αγιορείτη // Πρακτικά Α΄ επιστημονικού συνεδρίου άγιος Νικόδημος ο Αγιορείτης: η ζωή και η διδασκαλία του. Τόμος Β΄. Γουμένισσα, 2006, Σ. 69-86.

14. Εὐλόγιος (Κουριλᾶς), ἐπίσκοπος Κορυτσᾶς Κατάλογος Ἁγιορειτικῶν Χειρογράφων // Θεολογία, ΙΣΤ΄ (1938). Σ. 249-261, 350-354.

15. Ζήσης Θεώδορος, πρωτοπρεσβύτερος. Ὑπάρχουν δυτικές ἐπιδράσεις στην διδασκαλία τοῦ Ἁγίου Νικοδήμου; // Πρακτικά Α΄ επιστημονικού συνεδρίου άγιος Νικόδημος ο Αγιορείτης: η ζωή και η διδασκαλία του. Τόμος Β΄. Γουμένισσα, 2006, Σ. 87-97.

16. Θεόκλητος Διονυσιάτης, μοναχός. Ἅγιος Νικόδημος ὁ Ἁγιορείτης. Ο βίος καὶ τά ἔργα του (1749-1809). Ἀθῆναι, 1959. Русский перевод: Феоклит Дионисиатский, монах. Преподобный Никодим Святогорец. Житие и труды / Пер. с греч. и примеч. О.А. Родионова. М., 2005.

17. Θεόκλητος Διονυσιάτης, μοναχός. Ἅγιος Νικόδημος ὁ Ἁγιορείτης καὶ ἡ νεονικολαϊτικὴ σχολή. Γουμένισσα, 2002.

18. Καλλιακμάνης Βασίλειος Ι., πρωτοπρεσβύτερος. Θεολογικά ρεύματα στην Τουρκοκρατία. Θεσσαλονίκη, 2009.

19. Καραϊσαρίδης Κωνσταντίνος, πρωτοπρεσβύτερος. Ὁ Ἅγιος Νικόδημος ὁ Ἁγιορείτης καὶ τὸ Λειτουργικό του ἔργο. Ἀθῆναι, 1998.

20. Καρμίρης Ἰωάννης Ν. Τὰ δογματικὰ καὶ Συμβολικὰ Μνημεῖα τῆς Ὀρθοδόξου Καθολικῆς Ἐκκλησίας. Ἐν Ἀθήναις, 1953. Β΄ τόμος.

21. Μαρνέλλος Γεώργιος Εμ., πρωτοπρεσβύτερος. Ζητήματα γύρω ἀπό τά ἔργα τοῦ Ἁγίου Νικοδήμου τοῦ Ἁγιορείτου «Ἀόρατος Πόλεμος» καί «Πνευματικά Γυμνάσματα» // Πρακτικά Α΄ επιστημονικού συνεδρίου άγιος Νικόδημος ο Αγιορείτης: η ζωή και η διδασκαλία του. Τόμος Β΄. Γουμένισσα, 2006, Σ. 99-133.

22. Μεταλληνός Γεώργιος Δ., πρωτοπρεσβύτερος. Τὸ «Ἐξομολογητάριον» τοῦ Ἁγίου Νικοδήμου // Πρακτικά Α΄ επιστημονικού συνεδρίου άγιος Νικόδημος ο Αγιορείτης: η ζωή και η διδασκαλία του. Τόμος Β΄. Γουμένισσα, 2006, Σ. 47-65.

23. Νικόδημος Σκρέττας, αρχιμανδρίτης. Η Θεία Ευχαριστία και τα προνόμια της Κυριακής κατά την διδασκαλία των Κολλυβάδων. Θεσσαλονίκη, 2008.

24. Ποτάπιος Καυσοκαλυβίτης, μοναχός. Ο μοναχός Ιάκωβος Νεασκητιώητς και το υμνογιολογικό έργο για τη Θεοτόκο και τους Αγιορείτες Οσιομάρτυρες. Θεσσαλονίκη, 2012.

25. Τσακίρης Βασίλειος. Οἱ μεταφράσεις τῶν ἔργων Πνευματικὸς Διδασκόμενος καὶ Μετανοῶν Διδασκόμενος τοῦ Paolo Segneri ἀπὸ τὸν Ἐμμανουὴλ Ρωμανίτη καὶ ἡ ἐπίδρασή τους στὸ Ἐξομολογητάριον τοῦ Νικοδήμου τοῦ Ἁγιορείτου. Εἰσαγωγικὴ μελέτη // Paolo Segneri. Ὁ Μετανοῶν Διδασκόμενος Μία μετάφραση τοῦ Ἐμμανουὴλ Ρωμανίτου. Θήρα, 2005.

26. Петров Василий, прот. Сокрушение в грехах по учению преподобного Никодима Святогорца (1749-1809) // Богословско-исторический сборник. Выпуск №7. Калуга, 2015. С. 11-22.

27. Петров Василий, прот. «Удовлетворение правде Божией» в «Руководстве к исповеди» преп. Никодима Святогорца // Христианское чтение. Санкт-Петербург, 2016, №6. С. 43-66.

28. Петров Василий, прот. «Слово душеполезное» в «Руководстве к исповеди» преп. Никодима Святогорца // Христианское чтение. Санкт-Петербург, 2017, №5. С. 19-32.

29. Старец Порфирий Кавсокаливит. Житие и слова. Малоярославец, 2006.

30. Катехизис Католической Церкви. М., 2007.

31. Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви III-XX вв. Санкт-Петербург, 2002.


hr.svg.png


Примечания


[1] Citterio Elia Nicodemo Agiorita // La théologie byzantine et sa tradition, volume II, (XIII-XIX s.), Sous la direction de Carmelo Giuseppe Conticello et Vassa Conticello. Turnhout, 2002. P. 915-940.

[2] Недавно книга вышла в русском переводе: Преподобный Никодим Святогорец Пидалион: Правила Православной Церкви с толкованиями. Ново-Тихвинский монастырь, 2019, в 4-х томах.

[3] Преподобный Никодим Святогорец. Благонравие христиан. М., 2016.

[4] Преподобный Никодим Святогорец. Книга об исповеди. М., 2017.

[5] Citterio Elia Nicodemo Agiorita // La théologie byzantine et sa tradition; Его же. L'orientamento ascetico-spirituale di Nicedemo Aghiorita. Alessandria, 1987.

[6] Amato A. Il sacramento della Penitenza nella theologia greco-ortodossa. Studi storico-dogmatici (sec. XVI-XX). Θεσσαλονίκη, 1982.

[7] Одна из основных работ на русском языке: Феоктист (Игумнов), иеромонах. «Combattimento spirituale» Лоренцо Скуполи, «Ὁ Ἀόρατος Πόλεμος» прп. Никодима Святогорца и ее перевод свт. Феофаном Затворником: сравнительный анализ. МДС, дипломная работа, Сергиев Посад, 2010.

[8] Мы переводим «Ἐξομολογητάριον» как «Руководство к исповеди».

[9] Преподобный Никодим Святогорец. Книга об исповеди. М., 2017. С. 286, прим. 2.

[10] См. к примеру признание прп. Порфирия Кавсокаливита: «Тех, кто приходил ко мне на исповедь, первое время бросало в жар. У меня лежала книга “Руководство к исповеди” преподобного Никодима Святогорца… Я смотрел в книгу… что было в книге, являлось для меня законом» (Старец Порфирий Кавсокаливит. Житие и слова. Малоярославец, 2006. С. 74).

[11] Цит. по: Ποτάπιος Καυσοκαλυβίτης, μοναχός Ο μοναχός Ιάκωβος Νεασκητιώητς και το υμνογιολογικό έργο για τη Θεοτόκο και τους Αγιορείτες Οσιομάρτυρες. Διδακτορική διατριβή, Θεσσαλονίκη, 2012, Σ. 190.

[12] Цит. по: Εὐλόγιος (Κουριλᾶς), ἐπίσκοπος Κορυτσᾶς. Κατάλογος Ἁγιορειτικῶν Χειρογράφων // Θεολογία, ΙΣΤ΄ (1938). Σ. 351.

[13] Ποτάπιος Καυσοκαλυβίτης, μοναχός. Ο μοναχός Ιάκωβος Νεασκητιώητς και το υμνογιολογικό έργο για τη Θεοτόκο και τους Αγιορείτες Οσιομάρτυρες. Θεσσαλονίκη, 2012, Σ. 117-118.

[14] Цит. по: Θεόκλητος Διονυσιάτης, μοναχός. Ἅγιος Νικόδημος ὁ Ἁγιορείτης. Ὁ βίος καὶ τὰ ἔργα του (1749-1809). ΑΘΗΝΑΙ, 1959, Σ. 268.

[15] Русский перевод: Преподобный Никодим Святогорец. Книга об исповеди. М., 2017.

[16] В России Х. Яннарас известен прежде всего по русскому переводу своей книге «Вера Церкви», вышедшему в 1992 году: Х. Яннарас Вера Церкви. Введение в православное богословие. М., Центр по изучению религий, 1992.

[17] Γιανναρᾶς Χ. Ορθοδοξία και Δύση στη Νεώτερη Ελλάδα. Ἐκδόσεις Δόμος, Αθήνα, 1992. Интересную рецензию на книгу написал монах Диодор (Ларионов): http://www.bogoslov.ru/text/2593536.html (Дата обращения: 12.02.2017).

[18] Γιανναρᾶς Χ. Ορθοδοξία και Δύση στη Νεώτερη Ελλάδα. Σ. 201.

[19] Ibid. Σ. 202. Цитаты из текста «Руководства к исповеди» мы выделяем курсивом.

[20] Ibid.

[21] Ibid. Σ. 202-203.

[22] Ibid. Σ. 203.

[23] Βολουδάκης Βασίλειος, πρωτοπρεσβύτερος. Ορθοδοξία και Χρ. Γιανναράς. Αθήνα, 1992.

[24] Ἀνθρακίτης Μεθόδιος. Ἐπίσκεψη πνευματική. Ἐνετίῃσι, 1707.

[25] Αγίου Νικοδήμου του Αγιορείτου. Επίσκεψις πνευματικού προς ασθενή, ήτοι εξομολογητάριον ωφέλιμον πολλά, και αναγκαίον περί του μυστηρίου της μετανοίας, και περί διορθώσεως των ασθενούντων. Αθήνα, 1993.

[26] Μενεβίσογλος Παύλος, Μητροπολίτης Σουηδίας. Πεπλανημένη απόδοσις έργου εις Νικόδημον τον Αγιορείτην // Κληρονομία, 1997, τόμος 29, Σ. 203-210; Βολουδάκης Βασίλειος, πρωτοπρεσβύτερος. Περί της πατρότητος δύο ανωνύμων έργων αγίου Νικοδήμου του Αγιορείτου. Απάντησις στον Μητρ. Σουηδίας κ. Παύλον. Αθήνα, (без года).

[27] Текст «Заявления» опубликован в книге о. Феоклита: Θεόκλητος Διονυσιάτης, μοναχός. Ἅγιος Νικόδημος ὁ Ἁγιορείτης καὶ ἡ νεονικολαϊτικὴ σχολή. Έκδοση Ιερού Κοινοβίου οσίου Νικοδήμου, Γουμένισσα, 2002, Σ. 198-214.

[28] Ibid. Σ. 199.

[29] Ibid. Σ. 203.

[30] Ibid. Σ. 213-214.

[31] Γιανναρᾶς Χρῆστος – Χύτας Ἀθανάσιος. Ἐπιστολιμαῖα ἀνταναφορὰ στὸν ἅγιο Νικόδημο τὸν Ἁγιορείτη // Σύναξη, τριμηνιαῖα ἔκδοση σπουδῆς στην Ὀρθοδοξία, τεῦχος 47, Ἀθήνα, 1993. Σ. 83-86.

[32] Θεόκλητος Διονυσιάτης, μοναχός. Ἅγιος Νικόδημος ὁ Ἁγιορείτης. Ο βίος καὶ τά ἔργα του (1749-1809). Ἀθῆναι 1959. Русский перевод: Феоклит Дионисиатский, монах. Преподобный Никодим Святогорец. Житие и труды / Пер. с греч. и примеч. О.А. Родионова. М., 2005.

[33] В этом мы согласны с иеромонахом Леонтием (Козловым): Леонтий (Козлов), иеромонах Преподобный Никодим Святогорец (1749-1809). Житие и творческое наследие. Диссертация на соискание ученой степени кандидата богословия. МДА, Сергиев Посад, 2004. С. 11.

[34] Например, его оценка книги св. Никодима «Духовные упражнения» сводится к тому, что св. Никодим из «Духовных упражнений» Лойолы, изданных на французском (!) и найденных им вероятно на о. Наксос, откуда он был родом, заимствовал лишь основной костяк (Θεόκλητος Διονυσιάτης, μοναχός Ἅγιος Νικόδημος ὁ Ἁγιορείτης. Σ. 198). Теперь выясняется, что происхождение «Духовных упражнений» св. Никодима гораздо сложнее. См.: Петров Василий, прот. «Слово душеполезное» преподобного Никодима Святогорца: текстологическо-богословский анализ // Христианское чтение. 2017, №5. С. 19-32.

[35] Θεόκλητος Διονυσιάτης, μοναχός Ἅγιος Νικόδημος ὁ Ἁγιορείτης καὶ ἡ νεονικολαϊτικὴ σχολή. Γουμένισσα, 2002.

[36] Ibid. Σ. 57.

[37] Καραϊσαρίδης Κωνσταντίνος, πρωτοπρεσβύτερος. Ὁ Ἅγιος Νικόδημος ὁ Ἁγιορείτης καὶ τὸ Λειτουργικό του ἔργο. Ἀθῆναι, 1998.

[38] Ibid. Σ. 245.

[39] См.: Θεόκλητος Διονυσιάτης, μοναχός Ἅγιος Νικόδημος ὁ Ἁγιορείτης. Σ. 286.

[40] Καραϊσαρίδης Κωνσταντίνος, πρωτοπρεσβύτερος. Ὁ Ἅγιος Νικόδημος ὁ Ἁγιορείτης καὶ τὸ Λειτουργικό του ἔργο. Σ. 244.

[41] Ibid. Σ. 72. Также см.: Ibid. Σ. 248-249.

[42] Ζήσης Θεώδορος, πρωτοπρεσβύτερος. Ὑπάρχουν δυτικές ἐπιδράσεις στην διδασκαλία τοῦ Ἁγίου Νικοδήμου; // Πρακτικά Α΄ επιστημονικού συνεδρίου άγιος Νικόδημος ο Αγιορείτης: η ζωή και η διδασκαλία του. Τόμος Β΄. Γουμένισσα, 2006. Σ. 92.

[43] Ibid. Σ. 93-94.

[44] Ibid. Σ. 94. Намек на ересь «николаитов», проповедавших в том числе и нравственную распущенность. См. Откр. 2; 6; 15. Ср.: Iren. Adv. Haer. I 26.3

[45] Ibid.

[46] Γιαγκάζογλος Σταῦρος. Η παρουσία του αγίου Νικοδήμου Αγιορείτη στη θεολογική σκέψη του 20 αιώνα // Πρακτικά Β΄ Επιστημονικού Συνεδρίου Αγιος Νικόδημος ο Αγιορείτης – 200 χρόνια από την κοίμησή του. Πεντάλοφος Παιονίας, 2011. Σ. 131-160.

[47] Ibid. Σ. 155-156.

[48] Μαρνέλλος Γεώργιος Εμ., πρωτοπρεσβύτερος. Ζητήματα γύρω ἀπό τά ἔργα τοῦ Ἁγίου Νικοδήμου τοῦ Ἁγιορείτου «Ἀόρατος Πόλεμος» καί «Πνευματικά Γυμνάσματα» // Πρακτικά Α΄ επιστημονικού συνεδρίου άγιος Νικόδημος ο Αγιορείτης: η ζωή και η διδασκαλία του. Τόμος Β΄. Γουμένισσα, 2006. Σ. 111, σχολ. 19.

[49] Ibid. Σ. 130-133.

[50] Μεταλληνός Γεώργιος Δ., πρωτοπρεσβύτερος. Τὸ «Ἐξομολογητάριον» τοῦ Ἁγίου Νικοδήμου // Ibid. Σ. 47-65.

[51] Συντριβή – от латинского contritio – «совершенного сокрушения» (сокрушения любви); ἐπιτριβή – от латинского «attritio» – «несовершенного сокрушения» (сокрушения из страха) (См.: Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви III-XX вв. Санкт-Петербург, 2002. С. 430; Катехизис Католической Церкви. М., 2007. С. 350; Петров Василий, прот. Сокрушение в грехах по учению преподобного Никодима Святогорца (1749-1809) // Богословско-исторический сборник. №7. Калуга, 2015. С. 11-22).

[52] Γκίκας Αθανάσιος, πρωτοπρεσβύτερος Η μετάνοια κατά τον άγιο Νικόδημο τον Αγιορείτη // Πρακτικά Α΄ επιστημονικού συνεδρίου άγιος Νικόδημος ο Αγιορείτης: η ζωή και η διδασκαλία του. Τόμος Β΄. Γουμένισσα, 2006. Σ. 80-81.

[53] Καλλιακμάνης Βασίλειος Ι., πρωτοπρεσβύτερος. Θεολογικά ρεύματα στην Τουρκοκρατία. Θεσσαλονίκη, 2009.

[54] Ibid. Σ. 285.

[55] Ibid. Σ. 286. Также см.: Καρμίρης Ἰωάννης Ν. Τὰ δογματικὰ καὶ Συμβολικὰ Μνημεῖα τῆς Ὀρθοδόξου Καθολικῆς Ἐκκλησίας. Ἐν Ἀθήναις, 1953. Β΄ τόμος. Σ. 867-868.

[56] Νικόδημος Σκρέττας, αρχιμανδρίτης. Η Θεία Ευχαριστία και τα προνόμια της Κυριακής κατά την διδασκαλία των Κολλυβάδων. Θεσσαλονίκη, 2008. Σ. 31.

[57] Ныне – профессор Эрфуртского Университета (Германия).

[58] Tsakiris V. Die gedruckten griechischen Beichtbücher zur Zeit der Türkenherrschaft: Ihr kirchenpolitischer Entstehungszusammenhang und ihre Quellen (Arbeiten Zur Kirchengeschichte). Berlin, New York, 2009.

[59] Τσακίρης Β. Οἱ μεταφράσεις τῶν ἔργων Πνευματικὸς Διδασκόμενος καὶ Μετανοῶν Διδασκόμενος τοῦ Paolo Segneri ἀπὸ τὸν Ἐμμανουὴλ Ρωμανίτη καὶ ἡ ἐπίδρασή τους στὸ Ἐξομολογητάριον τοῦ Νικοδήμου τοῦ Ἁγιορείτου. Εἰσαγωγικὴ μελέτη // Paolo Segneri. Ὁ Μετανοῶν Διδασκόμενος Μία μετάφραση τοῦ Ἐμμανουὴλ Ρωμανίτου. Θήρα, 2005. Σ. 44.

[60] Ibid. Σ. 41-42.

[61] Πρακτικά Α΄ επιστημονικού συνεδρίου άγιος Νικόδημος ο Αγιορείτης: η ζωή και η διδασκαλία του. Έκδοση Ιερού Κοινοβίου Οσίου Νικοδήμου, Γουμένισσα, 2006 (в двух томах); Πρακτικά Β΄ Επιστημονικού Συνεδρίου Αγιος Νικόδημος ο Αγιορείτης – 200 χρόνια από την κοίμησή του. Πεντάλοφος Παιονίας, 2011.

[62] См. также: Петров Василий, прот. Сокрушение в грехах по учению преподобного Никодима Святогорца (1749-1809) // Богословско-исторический сборник. Выпуск №7. Калуга, 2015. С. 11-22; Его же. «Удовлетворение правде Божией» в «Руководстве к исповеди» преп. Никодима Святогорца // Христианское чтение. Санкт-Петербург, 2016, №6. С. 43-66; Его же. «Слово душеполезное» в «Руководстве к исповеди» преп. Никодима Святогорца // Христианское чтение. Санкт-Петербург, 2017, №5. С. 19-32.



Источник: Богослов.Ru

150